Хорхе Луис Борхес. Его рассказы – цепь тонких, сливающихся воедино линий, где каждая новая нить – отдельная Вселенная, бесконечная, прекрасная в своей неповторимости.  Его рассказы – переход от долгого прекрасного сна к не менее прекрасному пробуждению. Его рассказы – под знаком вечности.
Он размывает границы между фантазией и реальностью, отдаёт предпочтение вымыслу, который правдивее любой истины. И чем глубже вымысел, тем острее эффект правдоподобия.
-Наследником каких культур вы ощущаете себя, Борхес? – спросили его в одном из интервью.
— Я? Всех. Да, да. Насколько хватает моих знаний.
Действительно, литература разных народов и разных времён была одинаково близка знаменитому аргентинцу, понимаема и интерпретируема им с точностью творца. В его Вселенной слились воедино вехи всей мировой культуры. И вот, на страницах его книг выступают известные литературные герои, исторические деятели, средневековые писатели, мистики и теологи, герои греческой и скандинавской мифологии, а иногда и обычные жители аргентинских провинций. Впрочем, выступают они на правах полноценных борхесовских персонажей, самобытных, живущих по законам ни на что не похожего авторского мира.
Затаив дыхание, мы наблюдаем как по каменным галереям лабиринта, в ожидании долгожданного освобождения, обречённо бродит Минотавр; как Парацельс прогоняет сомневающегося в нем ученика и воскрешает розу из горстки пепла, доказывая тем самым, что истинное чудо всегда совершается в одиночку и никогда напоказ.
бесконечные миры
Его книги – зеркало, отражающее неповторимую Вселенную. И в миллионах этих отражений трагическая обречённость человеческого поиска, практическая невозможность найти свое подлинное «я».
И на весь созданный им мир Борхес смотрит, словно, со стороны, уже не как творец, но как сотворенный, осознающий свою вторичность в мироздании. Наблюдая за бесконечными превращениями своих персонажей, Борхес и сам становится одним из героев, копией самого себя, с любопытством наблюдая за собственным отражением: «Мне суждено остаться Борхесом, а не мной».
Обитатели этой причудливой вселенной становятся ключом к переосмыслению мировой культуры, нахождению новых, сакральных смыслов в истинах, которые с точки зрения Борхеса также относительны, как и сама реальность. Читаем Борхеса – открываем бесконечные миры!
Пронина
Валерия Пронина
Рецензент