Борьба противоположностей. Её противоположности были в ней самой. От этого только сложней.

Внутреннее соревнование,состязание, война- без победителя, без проигравшего, а если быть точнее, она и побеждала, и проигрывала, и так последние месяцы.


Сколько себя помню, М. всегда была сдержанной, у нее всегда всё было под контролем, все дела выполнены в срок, целеустремлённая, строгая, дерзкая. Но пару месяцев назад я заметила перемены в ней. Мы, конечно, далеко не лучшие подруги, да и вообще наше общение уже несколько лет сводится к редким кивкам головы вместо приветствия, «как дела?» сугубо из приличия — если мы в одной компании, но, зная её столько времени, не важно насколько близко, я уже привыкла к её манерам, стилю, её стержню. И вдруг явный разрыв шаблона. Столкнувшись с ней (кажется, это был февраль) в коридоре университета, я даже не сразу узнала М., она была какая-то… лёгкая, улыбалась так искренне, поинтересовалась, как мои дела, сделала даже несколько комплиментов, заметив мою новую прическу, я была весьма удивлена и рада.

Прошло несколько недель, и мы встретились на вечеринке нашего общего знакомого. Я пришла вместе со своими друзьями, а М. ( я впервые видела такую картину) с каким-то парнем. Никогда не интересовалась её личной жизнью, и мне никто не говорил, есть ли у неё молодой человек, поэтому для меня видеть М. с кавалером было в новинку.

Эта была самая шумная вечеринка в моей жизни: огромный коттедж, несчитанное количество людей, trap, hop, dub на полную громкость во все колонки, и «Ашан» алкоголя! Так как я не пью на больших тусовках (ну, принцип у меня такой: не хочу выглядеть неподобающе перед незнакомыми людьми), я танцевала, играла в какие-то традиционные для таких мероприятий игры, даже в приставку с каким-то парнем, но, когда мне это все надоело, и я уже почувствовала, что скоро оглохну от этих битов, решила выйти во двор.

Была уже глубокая ночь, на территории светили три фонаря, но их света не хватало для действительно хорошей видимости. На крыльце, как обычно, была курилка, разговоры по душам полуживых новоиспечённых друзей, обжимающиеся парочки, и периодически выбегавший следить за ситуацией юный хозяин дома. Не переношу сигаретный дым. Я решила пойти на качели на заднем дворе, взглянув на небо и увидев эти звёзды, поняв, что такое умиротворение сейчас будет кстати.

Качели оказались заняты: одна из двух. Молча, одиноко, не двигаясь, на ней сидела М. Не могу сказать, что удивилась увиденному, я вообще не удивляюсь ничему, что связано с малознакомыми людьми, я же не могу наверняка знать: часто они так делают, или для них это вовсе несвойственно. Абсолютно без мыслей о том, что могу помешать ей, я подошла и села на соседнюю качелю, М. не ожидала, но не была против.

Две минуты мы молчали. Две минуты я любовалась ночным небом и искала знакомые мне созвездия. Две минуты М. смотрела перед собой и один раз слегка оттолкнулась от земли.

Через две минуты она спросила:

— Как он тебе?

— Ты о своём спутнике?

— Да.

— Ничего особенного.

Она искренне удивилась и посмотрела на меня с вопросом в глазах, что-то вроде «Даже так?».

— Почему ты спрашиваешь?

— Все просто… Я знаю, что «ничего особенного», но я ничего не могу с собой поделать.

— Вы встречаетесь? Давно?

— Да. Познакомились около двух месяцев назад.

— В чем дело? Он тебя обижает?

Она захихикала.

— Нет! Хотя… Он сам не знает, что доставляет мне самую большую боль в жизни.

— Знаешь, мне крайне непривычно видеть тебя такой… ну, расслабленной, но при этом испуганной… Поделишься? Нас все равно никто не слышит, да и искать не будут, разве что твой паре…

— Ой, ему точно не до меня. Я давно хочу с кем-нибудь поделиться, но не хочу тебя утруждать слушать меня.

— Давай, видимо, сейчас самое время.

— ..У тебя было когда-нибудь такое, что встречая человека, ты чувствуешь, что он должен сыграть важную роль в твоей жизни? Так вот он именно тот человек для меня, именно тот,  о ком я так подумала два месяца назад, именно тот, в ком я ошиблась.

И так мы просидели полтора часа, я выслушала неспешный рассказ М. о её первой любви. У меня сложились все картинки в голове.

Её молодой человек был старше нас на пару лет, они познакомились в одном из баров в центре города, при первой же встрече М. потеряла голову.

Она, воспитанная в семье со строгими консервативными взглядами, всегда соблюдающая установленные обществом правила, чего бы это ни касалось: отношения с родителями, учеба, работа, отношения с парнями. Она, всегда мечтающая о рыцаре, с которым «как за каменной стеной», настоящем джентельмене, ухаживаниях, о внимании, нежности, первых шагах, достойных поступках, потеряла голову.

Надменный, самовлюбленный, эгоистичный он сразу понял, что сердце молодой девушки «ёкнуло», и решил, что не стоит заморачиваться по поводу красивых жестов и слов, все и так будет. К сожалению, он был прав, а она была слишком влюбленна, чтобы думать о том, как это выглядит со стороны.

Не ждала первого шага — написала ему сама. Не хватало нежных слов — сама ему говорила. Не звонил ей перед сном — набирала номер сама. Мало того, что девушка в принципе (по моему мнению и по мнению уже трезво рассуждающей М.) не должна всего этого делать, надо было ещё знать, насколько он был неподходящей ей парой.

Она образованная, целеустремленная, девушка с принципами ,установками на будущее, правильными установками на будущее, думающая, знающая.

Он ленивый, высокомерный, несостоявшийся, грубый, невнимательный, циничный, взрослый ребёнок, с вредными привычками, без планов на будущее: собственное и их совместное.

Она все это понимала, не с самого начала, но все же это осознание к ней пришло. Но до сих пор она ничего не могла с собой поделать, та связь, которая необъяснимым образом связывала её и ним, она никак не хотела разрушаться. Сколько слез, мыслей о том, что ни к чему хорошему такие отношения не приведут, сколько боли без ответа.

Та вечеринка в очередной раз доказала М., что пора с этим заканчивать. Она в очередной раз убедилась, что никакой взаимности, никакой поддержки не чувствует от своего «возлюбленного». Ему гораздо интересней примитивные развлечения с друзьями, идиотские шутки и совершенное бездельничество.

Возможно это были одни из самых ярких чувств в её жизни, но эта была не её история, он не был её рыцарем. Она знала, чего хочет, она знала, что это у неё ещё будет. И, наконец, она смогла поставить точку, она смогла завершить эту войну чувств и разума. Память коварна, и М. ещё долго помнила все те поступки, которые совершала рядом с ним, все те дни, проведённые в воображаемой любви и мнимом «рае в шалаше».

Через несколько дней мы встретились, и она поблагодарила меня за проведённое вместе время. Отныне… Мы стали чаще здороваться, улыбаться друг другу при встрече, мы не стали подругами, но парочка подобных разговоров под луной у нас ещё была…

Арина Баранова, редактор

Арина Баранова