В конце октября на просторы YouTube ворвалась новая баттл-лига Fidelio Punch Club, ее создатель – Дмитрий Егоров aka Габонская Гадюка. Многие знают его ещё со времён организации и судейства на hip-hop.ru, а после был Versus, где его запомнили как судью, который всё время пил чай. Габоныч успел поучиться в МГИМО, поработать в «РУСАЛе», стать главным редактором журнала «К.Е.Д.», собрать 300 пар кроссовок, при этом сохраняя любовь к хип-хопу.

Редакторы Zebro.ru встретились с Димой и выяснили, зачем рэпу телевидение, почему Pharaoh может стать музыкальным гением, в чём феномен популярности рэпа, какой самый большой косяк в жизни Димы, как создавался Fidelio и где пройдут следующие баттлы.

Кристина: Ты жил в Германии, учился там университете, затем переехал в Москву и поступил в МГИМО. Расскажи о студенческих годах. Какую роль сыграло образование в жизни?

Арина: Почему выбор пал на МГИМО?

Дима: Да, сначала я учился в Боннском университете, а потом мне не продлили визу. И я узнал, что есть договоренность с рядом ВУЗов, среди которых был МГИМО, который я выбрал. Но, конечно, немалую роль в этом сыграло то, что моя мама всю жизнь проработала в МИДе – она не дипломат, она архивариус, и ей хотелось, чтобы сын стал дипломатом. И, если честно, я не был супер-самостоятельным, не имел чёткого представления на тот момент, чем хочу заниматься по жизни. Хотя… может и имел, но так сложилось, что я всегда соглашаюсь, но делаю по-своему и это, если сказать словами Шекспира: «Mine own fortune in my misery» («Мое счастье в моем несчастье»). Всё-таки уже тогда был интерес к змеям, кроссовкам и хип-хопу, но сначала я пошёл на поводу родителей и особо не жалею об этом.

Я считаю, что помимо того, что я ориентируюсь в политике на бытовом уровне и могу показывать диплом политолога-международника, МГИМО мне дало очень хорошее образование. Мне очень нравился подход к обучению в этом университете, особенно фундаментальное изучение иностранных языков. В какой-то степени мне помогло это с рэпом и хип-хопом. Я сразу понимал, о чем читают зарубежные исполнители, и когда осознавал смысл их текстов, это было такое чувство, которое сейчас многие испытывают, впервые столкнувшись с баттл-рэпом: это и ужасные вещи, но при этом классные, интересные, иногда красивые в определенной степени.

Если говорить про студенческую жизнь, ее особо и не было. Моя учёба попала далеко не на самые лёгкие для страны годы, и банально я работал после института, подрабатывал, иногда довольно необычно: однажды был аниматором в отеле целое лето. В то время уже писал и журналистские статьи. Я немного завидую современным студентам – в наше время не была такой супер-активной студенческой жизни. Сейчас я общаюсь с ребятами и понимаю, что у них много возможностей. Может, конечно, они и раньше были, и те, кто их искал, видел, но в этом плане я был немножко аморфный. У меня не было экстрима ни в виде постоянной зубрежки, ни в обратную сторону в виде беспробудного пьянства и разнообразных половых излишеств. (Смеется) Так получилось, что я в жизни вообще не пил, не курил.

Кристина: Как так?

Арина: Как можно удержаться от этих, грубо говоря, соблазнов, постоянно находясь в рэп-тусовке?

Дима: Так получилось, что в германских школах обучение сильно отличалось от российского. В частности, уроки биологии все были посвящены тому, что «ни-ни», что курение, алкоголь, и наркотики особенно – это очень плохо. И видимо тот факт, что я учился на иностранном языке и всё переводил ещё и на русский в голове, информация в два раза сильнее влияла и лучше укладывалась. Плюс к этому я был послушный. В детстве мне говорили, что пить и курить плохо, а так как родители мне, как правило, не врали, я верил тому, что они говорят. Детские мультики тоже этому учили. Я говорю, я далеко не уличный человек был. Тут я наверно схож с Димой Schokk, потому что он до определённого времени тоже придерживался таких взглядов… это потом понеслось. (Смеется)

И вот, сначала я верил родителям, а потом ещё увидел, сколько это всё стоит, и понял, что могу обойтись. Мне и так весело на вечеринках. Я могу перестать грустить или что-то забыть без помощи алкоголя. Но я не агрессивный ЗОЖевец. Не придерживаюсь мнения, что, если человек не пьёт, не курит, значит, он во всём хорош. Нифига. Может он котят обижает!

Арина: Ты изначально знал, что не пойдешь работать по профессии?

Дима: Нет, я какое-то время работал в ОБСЕ после института, но мне не понравилось, я не проникся. Не появилось желания идти в этой сфере дальше.

Арина: Что думаешь о современной политической ситуации в стране? По поводу выдвижения Собчак, Гордон?

Дима: Как человек, который следит за этой сферой, что-то в ней понимает, скажу, что это всё достаточно забавно. У нас был Богданов – это было скучно, теперь Собчак – ну, хотя бы весело. Это может быть каким-то экспериментом, не знаю пока каким, возможно, получится проследить поведенческие реакции народа. Поскольку электорат растёт, и вечно голосовать за одного и того же человека сложно, может быть, будет вызван интересный отклик, посмотрим, как люди могут реагировать на нового кандидата из другой сферы.

В любом случае, мы сейчас живём в эпоху хайпа и антихайпа. По сути дела, «хайп», если перевести слово, – это сиюминутная, где-то раздутая, слава. И сейчас люди уже редко работают на долгосрочную популярность.

Арина: Есть один человек в стране, который работает на долгосрочную перспективу! (Смеются)

Дима: Мне кажется, если бы Ксения действительно хотела стать президентом России, она бы поступала по-другому. На мой взгляд, её запала не хватит надолго.

Кристина: Из твоих интервью становится понятно, что ты очень начитанный, насмотренный, что есть большое бэкграунд. Часто невзначай цитируешь книги, фильмы. Это очень приятно. Тебя с детства приучали читать?

Дима: Да, я в детстве очень любил читать, сейчас, конечно, не могу уделять этому много времени, к сожалению. Действительно в книжках были какие-то фразы, которые запомнились, их можно применять в общении. Не скажу, что я супер-начитанный, просто много запоминаю.

Вообще я люблю красивые фразы, красиво сказанные слова, красивые моменты в фильмах, музыке. И мне не важно, считают ли другие то, что мне нравится, красивым или нет: «Каждый человек по-своему прав, а по-моему нет!» (Смеются)

Кристина: Кто из писателей повлиял на тебя?

Дима: Михаил Шолохов, Фёдор Достоевский, Терри Пратчетт (до недавнего времени его называли последним живущим сказочником, к сожалению, он недавно умер).

А Шолохов и Достоевский – это реальное погружение. У Шолохова меня поразили описания, насколько они могут быть красивыми. У Достоевского это такое мягкое обволакивание, и ты уже в Питере среди братьев Карамазовых тусишь.

Именно это на меня повлияло. Читать здорово! Мне вообще очень интересна загадка творчества, как создаются произведения. У меня есть позиция, что талант – это очень опасная вещь, потому что он может привести к деградации, особенно в наше время.

Арина: Можешь объяснить?

Дима: Да, давайте на примере рэпа. Возьмём двух людей, например, Оксимирон и Крип-А-Крип. Я считаю Крипла очень талантливым человеком и не считаю Мирона талантливым. Мирон, на мой взгляд, безумно трудоспособный человек, который искренне любит то, что делает. Ему помогло образование, он очень эрудированный. У Крипла этого нет, но он может делать очень крутые песни. Мирон сам признавался, что, когда услышал первый раунд Крипла в баттле с ним, думал, что его вынесут. Но Крипл ленивый, нецелеустремленный. Многие даже думали, что их баттл может не состояться, потому что Крипл мог просто забить.

Поэтому талант – это опасно, ты заранее думаешь, что у тебя всё получится. А когда у тебя его нет, ты вынужден постоянно работать. Есть одна история. Айвазовский, помимо того, что каждый день рисовал по куче картин, ещё и преподавал. Однажды он шёл по классу: все ученики рисуют, один нет. Художник спросил, в чём дело, на что ученик ответил: «Нет вдохновения». Айвазовский сказал: «Начнешь рисовать, придёт». Главное начинать писать, рисовать, дальше оно само пойдёт. Я даже читаю произведения, посвящённые этой тематике. И во всех по сути одна мысль: «работай, работай, работай».

Арина: Что сейчас в твоём плейлисте?

Дима: Всякое. Я очень многие новинки не воспринимаю, слушаю, но сначала мне не нравится. Я оставляю их в плейлисте, зная, что через какое-то время вернусь к ним.

Из того, что я слушал за последнюю неделю: Slayer (что-то из раннего), Ляпис Трубецкой альбом «Золотые яйца», Eminem, Pharaoh (мне очень альбом Pink phloyd нравится), «Грот».

Арина: Когда ты начал слушать рэп?

Кристина: Что было отправной точкой?

Дима: Где-то в конце 80-х-начале 90-х. Это было и кабельное телевиденье, и «М-радио» (Zebro.ru – российско-французская радиостанция, начавшая вещание в 1991 году). Из отечественных слушал «Мальчишник», Титомира, а из иностранного – что-то около MC Hummer’а.

Тогда ещё была газета «Джокер» – приложение к «Вечерней Москве», где люди писали про рэп, и мне это стало интересно. Было забавно, что люди всё это описывали, но не было возможности это услышать, и денег не было, покупать кассеты. А когда попал в Германию и начал работать, то стал уже слушать.


Блиц:

3 синонима к «хайпу»: мнимая слава, дутая, ежеминутная слава, быстропроходящая известность

Последний сериал, который посмотрел: «Детективное агентство Дирка Джентли»

Приложение, которое должно быть у каждого в телефоне: будильник


Кристина: Сейчас мы наблюдаем пик популярности рэпа…

Арина: А это точно пик? Например, для России?

Дима: Мне кажется, он ещё дальше пойдет. Я думаю, он в телек совсем проникнет. Сейчас уже можно наблюдать заигрывание.

Кристина: В телек?

Дима: Конечно.

Арина: Ты видела последнюю неделю «Вечернего Урганта»? Был Антоха МС, Хаски, ЛСП…

Кристина: Ну, подождите, телек же умирает! Там другая аудитория…

Дима: Да, тут нужно учитывать два момента: той аудитории, которая активно смотрела телевизор, становится всё меньше, а новой, к сожалению, не прорастает, а телеканалы обязаны, чтоб аудитория увеличивалась, вот и добавляют в сетку вещания жанры, что в фаворе у нынешнего молодого поколения.

Ни у кого же сейчас не возникает удивления, что в телевизоре играет русский рок? А я помню те времена, когда «ДДТ» и «Чайф» – было чем-то запретным.

Кристина: Не знаю… получается, что телевидению нужен рэп, а не рэпу телевидение. В основном сейчас телевизор смотрит взрослая аудитория. Если бабушка из Уфы узнает про Хаски, ничего не изменится.

Дима: Подождите, может быть это только в больших городах телек не смотрят! Я не могу говорить с уверенностью – я не видел всей нашей необъятной Родины. А жители пары-тройки мегаполисов не совсем отражают взгляды и пристрастия всей России.

Арина: Что будет пиком популярности рэпа?

Дима: Думаю, ещё из большего количества утюгов он будет звучать. Когда его станет совсем много на телеке, когда в «Песне года» выступит какой-нибудь рэпер, это будет пик.

Если оглядываться на Запад, то нам нужен музыкальный гений, которого на данный момент у нас нет, но в принципе Pharaoh может им стать. На мой взгляд, он реально прогрессирует. Если сначала это был cloud, то сейчас его флоу и попытки заигрывать с классикой хип-хопа, например, трек «Лаллипап» – явное движение вперёд.

Кристина: В чём вообще феномен популярности рэпа?

Дима: Мне кажется, в его мнимой лёгкости. Ребёнок может представить себя рок-звездой только в ду́ше. Люди думают, что если они будут читать, рифмуя какие-то слова, то они уже рэперы, что совершенно не так, ведь там есть техника, флоу… Воссоздать соло на гитаре в ду́ше ты не сможешь, а куплет «Каспийского Груза» – легко.

Хотя я очень люблю «Каспийский Груз». Такой симбиоз интересных по структурам рифм и такого текста! На одной из лекций очень хорошо сказал Руслан Муннибаев из The Flow: «А вы сможете написать такой текст, если говорите, что это идиотизм?» Я не смогу. Есть песни у того же самого Весъ’а («Каспийский Груз») сильные и по технике, и по рифмам.

Когда у нас рэп только начался, его в серьёз не воспринимали, как и рок’н’ролл когда-то. Hip-hop.ru был самым многочисленным, крупным музыкальным порталом в России в начале 2000-х, когда ещё ни о какой рэп-революции нельзя было говорить.


Про баттл Гуфа и Птахи

Дима: Если честно, мне кажется, это шаг назад для культуры баттлов. Я считаю, что это должно оставаться развлечением, а насколько я понимаю, что у Гуфа и Давида серьёзный личный конфликт, который не должен решаться таким образом.

Это, конечно, всё дело организаторов, но потакать этим желаниям, давать большие деньги за баттл. Сам Рестаратор сказал, что вряд ли этот баттл будет интересным, но зрителей будет много.


Арина: Если говорить про возраст, дети слушают рэп с 12 лет, а там столько похабщины. С какого возраста его вообще можно слушать?

Дима: Многие дети не воспринимают слова песен. Помню, я в этом возрасте попал на период большой распущенности в стране, когда в свободном доступе были журналы с порнографией, а по кабельному крутили фильмы 18+. Но у меня был некий барьер между тем, что я слышал, читал, и видел и тем, что реализовывал в жизни.

Я вообще считаю, что если воспитывать детей, то всё будет в порядке. У меня перед глазами очень хороший пример Белоруссии, откуда моя супруга. Там с этим всё очень строго. Как-то даже Олег «ЛСП» признался, что первый раз попробовал сигарету в 18 лет, потому что там реально детей воспитывают, даже если они будут слушать очень деструктивные текста у одиозных рэпперов.

Ты – родитель, твоя обязанность объяснить. Ты никогда не удержишь своего ребёнка от улицы, где, скорее всего, ему что-то предложат, а он, скорее всего, согласится. Это всё надо принять, но всегда  оставаться для ребёнка авторитетом, чтоб он прислушивался к твоим словам, и с твоих слов понимал, что хорошо, а что плохо. Дети и их воспитание, продолжение рода в таком, домостройном смысле – это же основная наша задача. Я вообще считаю, что мой самый большой в жизни косяк, что у меня ещё нет детей.

Кристина: Как появилась идея создания рэп-лиги? Что было толчком? В какой момент у тебя щёлкнуло, и ты понял: «Надо делать»?

Арина: Как долго реализовывалась идея?

Дима: Я очень рэп-баттлы люблю, ещё с hip-hop.ru слежу за ними. Сначала я был судьёй, потом организатором. Это один из самых прогрессивных видов рэпа. Из баттлов на hip-hop.ru вышли многие известные артисты: Oxxxymiron, Noize МС, Чест, Макс Корж вместе с ЛСП. Сначала онлайн баттлы было интересно слушать – это новые имена, смелые эксперименты, а потом незаметно даже участникам это приелось, и в новых баттлах начались повторы, и что ещё хуже, самоповторы, и я отошёл от этого.

Когда мне показали формат живых баттлов и предложили судить Versus, я сразу согласился. В первое время всё было странно, сложно, плохо, но постепенно площадка начала расти.

Со временем появилась идея сделать что-то своё, но не хотелось повторяться. Я долго думал об этом, и где-то полгода назад мы встретились с моими коллегами по Gameland – большому издательскому дому, где мы все работали, несколько лет назад, и поняли, что среди нас есть профессионалы, способные создать свой интересный проект.

Я начал прорабатывать концепцию, какие можно реализовать изменения,что придумать нового в баттлах, а ребята начали думать о продакшне и поиске денег. Чем мне нравится Fidelio – я не переживаю за оператора, за звук, за финансовую часть.

Мы хотим уйти от стереотипа, что баттлы – это всегда грязь. Мы хотим, чтобы люди поддерживали классные панчи, не про гениталии, а реально что-то смешное и интересное. Также хотим немного изменить парадигму, что рэп – это про что-то плохое.

Если честно, мне не хватало элемента шоу на баттлах. Вот на hip-hop.ru ребята подходили к этому творчески, а на Versus всё свелось к тому, что два человека просто идут друг на друга. Мне не понравилось почти полное отсутствие образов. Таких людей у нас крайне мало. Моей главной задачей было сделать баттл с образами, с людьми, на которых реально будет интересно смотреть.

Я решил, что будет восемь персонажей: одна девочка, человек не из рэпа, люди, которые только на битах работали и кто-то неизвестный. У нас коммерческая площадка, поэтому мы платим участникам за каждый баттл. Я хочу показать, что люди могут зарабатывать своим творчеством!

Мы предлагали многим ребятам участвовать, были и те, кто отказывался. Кто-то делал выбор в пользу работы, записи треков, других площадок, гастролей или телевидения.

Я на 95% доволен тем, что у нас есть. Это очень интересный эксперимент в количестве баттлов, где при круговой системе каждый встречается с каждым. Того ещё не было ни у кого – по семь баттлов минимум у каждого участника.

После первого баттла многие писали гневные комментарии, да и я сам остался им недоволен. Ладно звук, это мы ко второму баттлу исправили, но AUX немного разочаровал, да и зрители были не подготовлены, словом, получилось достаточно статично.

Очень много приходит жалоб от тех, кто не готов к новому формату. Слишком яркий ведущий, непонятная система голосования, зачем нужна Настя с ограничением по времени и так далее , но я не буду ничего менять ни с конвертами, ни с Настей с секундомером, ни с Котзилой.

Арина: Как ты ведущего выбирал? Сразу знал, кто это будет?

Дима: Я знал, что должен быть харизматичный ведущий. Это был первый человек, который мне пришёл на ум. Котзи я знаю со времён «43 градуса», ещё до образования группы «Кровосток». У него есть песня ещё в составе группы «43 градуса» под названием «Любовь», которая входит в мою тройку рэп-песен о любви.

Когда я познакомил Котзи с нашей креативной группой, они не могли понять, почему его до сих пор никто не знает. На мой взгляд, он фантастический. И «Хассл, мэээн» он сам придумал! Уже сейчас пошли мэмы, и даже стикеры появились в Telegram.


Блиц:

Самая странная еда, которую ел: змея

Любимое ругательное слово: Диджей-хуй

Если бы была одна супер-способность, чтобы это было: не спать


Кристина: Сейчас Versus очень популярен и понятно, что первое время Fidelio будут сравнивать с ним. Что делать? Просто ждать?

Дима: Versus, несмотря на некоторые слабые баттлы, ошибки и недочёты мелкие, давно стал эталоном отечественных баттлов и переломать этот тренд сложно. Сейчас даже не говорят: «Он вызвал его на баттл», скорее можно услышать: «Он вызвал его на Versus».  Но я и не думал сделать клон Versus, что потом его заменит.

У меня была задача сделать всё по-другому. Новый формат, отличающиеся правила, упор на индустрию развлечений.

Все баттлы мы проводим на разных площадках. У нас уже подтверждён баттл на «Открытие Арена» в VIP-ложе с трансляцией на огромный монитор, баттл в стрип-клубе Golden Girls. Сейчас ещё договариваемся на провидение баттла в метро и Третьяковке.

Кристина: Какой принцип в выборе судей?

Дима: Один человек – кто-то из рэп-аналитиков: The Flow, Rhymes Magazine, популярные паблике о рэпе в соцсетях.

Второй судья – действующий рэпер, и мы стараемся, чтоб это был тоже яркий, неординарный человек. Не обязательно кто-то из мега-популярных артитов, но точно кто-то интересный.

Я бы с радостью пригласил на роль судей людей из других площадок: Чейни, Саню Ресторатора. Помните, как в фильме Beautiful minds, где играет Кроу математика, который страдал шизофренией? Там был момент в фильме, когда он доказывает, что если играть всем не против другу друга, а вместе, то будут в выигрыше все, а не zero sum game. Так и здесь я с радостью поддержу другие лиги. Считаю, что их  должно быть намного больше у нас в стране. Я за развитие этой индустрии.
Третий судья – из MMА, человек, который не имеет никакого отношения к баттл-рэпу.  Часто в качестве третьего судьи на рэп-баттлы зовут людей, не имеющих отношение к рэпу, и выбор падает на комиков или поэтов, а я подумал, что у нас настоящая битва, поэтому пусть судит боец.

Арина: А Schokk сразу согласился на судейство?

Дима: Мне очень хотелось его поставить на судейство, но я понимал, насколько это сложно. Он человек занятой и особо себя с баттл-рэпом не аффилирует. Так получилось, что ко дню съёмки я узнал, что Schokk в городе и переговорил с ним – он поддержал нас, за что ему огромный респект!

Арина: Откуда появилось название Fidelio?

Дима: Во-первых, Fidelio – это опера Бетховена, которая в самом начале не была принята, но со временем её поставили в Вене, и она получила всеобщее признание. Даже Мусорский сказал, что не променяет Fidelio ни на одну другую оперу.

Бетховен жил в Боне, где я тоже жил 4 года. Потом Вена – это тоже мой родной город, куда долгое время приезжал и по возможности стараюсь сейчас туда ездить.

Во-вторых, Fidelio в переводе с итальянского значит «верный», то есть true, а в рэпе это очень важный аспект. Несмотря на то, что у нас есть элемент клоунады, мы верны рэп культуре.

В-третьих, в фильме «С широко раскрытыми глазами» Стэнли Кубрика, где Том Круз попадает на закрытую вечеринку иллюминатов, пароль для входа был Fidelio. Мы решили, что это то самое название, которое нам нужно.

Фото: Соцсети Димы

           

Арина Баранова    Кристина Гомзелева