Джаз – это импровизация, чувства, искренность и тонкая душа. Всеми этими качествами обладает певица Эми Питерс (Amy Piterse). Девушка родилась в Амстердаме в семье ирландской американки и южноафриканца с индийскими корнями. Училась в школе в Нью-Йорке и позже переехала в Санкт-Петербург. Эми рассказала нам о своей заветной детской мечте, кулинарных пристрастиях и зарядила Zebro.ru позитивом и доброй солнечной энергией.
MYuOJP7GuHY

– Мы знаем, что ты часто бываешь в Москве. В чем для тебя разница между ней и Питером?

В Москве, конечно, люди более заводные. Можно сказать так: в Петербурге начинают танцевать после второго отделения, а в Москве почти с самого начала концерта. Все такие раскрепощенные, город вообще молодой, и мне это очень нравится. Он как Нью-Йорк или Гонконг, где сразу чувствуешь, что ты молод, что ты в теме. Петербург же город хороший для творчества. Здесь можно находиться в размышлениях неделями и тебя никто не будет торопить, можно помечтать, поспать по ночам. Например, я разрабатывала на протяжении двух недель одну среднетемповую песню, а затем ночью мне приснилась эта же песня только в два раза быстрее, и в итоге на следующий день я ее так и записала, и она получилась классной!

– Любимые места в Питере.

Как раз сегодня проходила одно место на Маяковской, очень старая рюмочная, которая была еще при Советской власти. Там готовят очень вкусные салатики за 100 рублей, наверное, таких мест больше нет. (Смеется) Еще мне нравится магазин «Винтаж». Туда я захожу перед праздниками или днями рождения и покупаю что-нибудь неординарное.

– Источники вдохновения.

Вдохновение — это люди! Вообще все: мальчики и девочки. Я, когда вижу людей, сразу окутываюсь в их волшебство: столько секретов, столько всего интересного. Это здорово! Мне кажется, вообще все люди ждут только любви, хотят заполучить объятие, все хотят, но скрывают это страшно! И за всем нашим стремлением к общению, публикациям в соцсетях, за всеми нашими действиями стоит страшное желание быть любимым!

– Что для тебя музыка? Ее значение в твоей жизни.

Музыка – это вообще я, это моя душа. Все, что для меня имеет значение, все это связано с ней. Она является тем средством, с помощью которого можно достигнуть другого человека. Без музыки меня бы не существовало. Она помогает мне понимать мир. До того,  как я стала заниматься вокалом, мне было крайне одиноко, не было друзей, а как только появилась музыка, появились и друзья.

– Как ты пришла именно к джазу? Кто тебя вдохновил?

Это, конечно, Лорин Хилл (группа The Fugees), но это и хип-хоп и нео-соул, это продолжение джаза. Мне кажется, о нем уже нельзя говорить как об отдельном явлении. Это чрезвычайно интеллектуальная музыка, которая скрыта какой-то простотой, для меня это важно. То есть совершенно простыми средствами можно достигнуть человеческой души, а этого все и ждут.

– В каких еще музыкальных направлениях ты себя пробовала?

Чего я только не пела! Знаете группу «Мультфильмы»? Однажды Егор Тимофеев улетел в Индию, и нужен был вокалист на парочку песен на их концерте, и я выступала с группой. Это было довольно забавно и рисковано.

А начинала я вообще с рэпа! Изначально не хотела быть вокалисткой, а хотела быть именно рэпером, но потихонечку все изменилось.

– В одном из интервью ты сказала, что не любишь, когда в кафе играет дурацкая музыка. Что ты подразумеваешь под этим понятием?

Ну, это какая-нибудь тяжелая эстрада. Мне, конечно, не хочется быть снобом, но меня поражает иногда – люди думают, что хирургом нужно быть образованным, а что касается музыки, это не так важно. Пусть я и сама не имею профессионального образования, но у меня были серьезные учителя, которые выходили из классической школы.

Я могу сказать, что музыка тоже требует подготовки. Не зря же, допустим, в Японии или на Кубе люди ходят на уроки музыки по 6-12 часов в неделю. По-моему, это обязательный минимум. Такая подготовка помогает человеку и в обычной жизни, учит его мечтать о чем-то высоком.

– Кем ты мечтала стать в детстве?

(Без раздумий) Археологом. У меня был кумир Кент Уикс – очень известный египтолог. Мне так неловко сейчас об этом говорить, это моя затерянная мечта! Я была подписана на журнал «Археология», который рассчитан на людей, серьезно увлеченных этим. И этот прекрасный ученый обнаружил погребальный храм сыновей Рамсеса Второго на месте парковки автобусов в Долине Царей в Египте, почувствовав там пустой звук, когда проезжали автобусы в определенном месте. Он обнаружил 53 из 56 сыновей Рамсеса . Это завораживающие цифры.

– Какие твои детские мечты сбылись?

Сбылось то, что у меня много отличных друзей. Когда-то мне было крайне одиноко, а сейчас вокруг меня клевые и искренние люди. У меня есть собака – моя детская мечта. Я его нашла во дворе, его зовут Пёс, он португальский водяной, вес 25 килограмм.

А еще я дожила до 16 лет! В детстве мне казалось, что это невозможным!


Блиц:

Книга: Ханиф Курейши «Будда из пригорода»;

фильм: «Касабланка»;

исполнитель: Лорин Хилл;

самое часто используемое приложение в телефоне: Инстаграм;

одежда: Каблуки. 


– Как удается совмещать семью и работу?

Очень непросто. Но дочка не ревнует, я распеваюсь вместе с ней, и она позволяет мне это делать.

–Ты планируешь обучать дочку музыке?

Она на самом деле уже барабанит, и неплохо это делает, не стесняясь соседей! Возможно, станет профессиональной барабанщицей. Кем бы она не стала, если будет счастлива, то и я буду счастлива.

– Волнуешься ли ты перед выходом на сцену?

Я волнуюсь, когда играю в чужих проектах. Например, с Андреем Кондаковым, он прекрасный пианист, и, когда я играю его композиции, то переживаю. А по поводу своих выступлений нет, конечно, потому что знаю, что все будет хорошо.

– Как принимают джаз в российских городах?

По-разному. Но всех можно раскрепостить. Я уже играла, мне кажется, во всех городах России: была и в Сибири, и на Дальнем Востоке, подавляющее большинство слушателей, конечно, принимает очень по-доброму.

– Чем ты любишь заниматься помимо музыки?

Пишу большие картины маслом. У меня вся семья – художники. Шью сценические наряды для себя, потому что я очень высокая (почти два метра. — Zebro.ru), и найти нужный размер сложно. Еще я довольно вкусно готовлю, раньше не особо этим увлекалась, а сейчас всё чаще.  И это такая вкуснятина, что ужас! Сама стараюсь не кушать, угощаю друзей, а в итоге все равно не могу сдержаться и тоже съедаю. И очень люблю огурцы с бальзамическим уксусом!

А еще! Самое стыдное… (Смеется) То, о чем никто не знает. Я очень люблю смотреть реалити-шоу «Семейство Кардашьян».

– Твое идеальное утро.

Это то, что было со мной сегодня! Я проснулась, выгуляла собаку, оделась для бега и пробежала четыре километра за 20 минут. Это было здорово! Без хорошей музыки это было бы невозможно. 

Раньше я не увлекалась спортом, но сейчас понимаю, что это полезно. Наверное, это осознание приходит, когда тебе за 30.

– Ты сказала о хорошей музыке. А что играет сегодня в твоем плейлисте?

Ой, столько всего крутого. Даже волнительно говорить. (Смеется) Dust Clears, Rather Be, все, что цепляет.

– Ты много переезжала, жила в разных странах. Сейчас можешь уже назвать себя русской?

Это наверно лучше определять окружающим. Но в чем-то я, конечно, ужасно русская – люблю малосольные огурцы, и мне нравится ощущение печали, нравится петь грустные песни, потому что мне кажутся они бесконечными. Счастливую песню можно спеть один раз, она будет хорошей, но в определенный недолгий момент. А печаль всегда есть в душе, всегда есть то, о чем ты не можешь забыть. Человек, с которым ничего не получилось, и вы даже не поцеловались, но ты все равно помнишь и переживаешь. Печаль – это бесконечная муза.

– Какие качества ты ценишь в людях?

Честность, умение веселиться и непосредственность.

– Твой совет начинающим артистам.

Продолжать.

Всегда есть соблазн остановиться на половине пути, но нужно продолжать и продолжать.

Планы:

Я планирую покорять весь мир!

Скоро выйдет новый альбом, и уже есть песни для следующего.

 

 

Арина Баранова, редактор        Кристина Гомзелева, редактор

Арина Баранова   Кристина Гомзелева

Редакторы