Федор Фомин играет в самых модных клубах не только России, но и за её пределами. Его диджей-сэты цепляют каждого. Однажды услышав его выступление, вы мгновенно «заражаетесь его ДНК» и больше не можете танцевать под миксы других диджеев, «попадаете в его клан» и ждете его дискотек у себя в городе.

Редакторы Zebro.ru, Арина и Кристина, встретились с Федором Фоминым и выяснили, как сделать свое имя, в чем залог крутой вечеринки, что он слушает вне работы, подробности создания его лейбла и многое другое.

5497e8ebd728c

К.: Федор Фомин ака Федя-Макинтош – почему такой никнейм?

Ф.Ф.: Его придумал Баста. У меня одного из первых появилась техника компании Apple, телефонов тогда еще не было, был компьютер, который̆ мои друзья называли «федькин макинтош». Баста сказал: «Прикольно! Смешно». И на утро после вечернего разговора на кухне, он прислал мне песню «Федя Макинтош». Мы давно дружим, и в треке пересказ отчасти нашей дружбы, некоторых наших вечеринок.

К.: Можете дать совет молодым людям, как сделать имя, как удачно продать себя?

Ф.Ф.: Ну, тут я как старый маркетолог, умудренный опытом, должен сейчас минут на 10 пуститься в какие-то рассказы. (Смеется) Но, на самом деле, ту индивидуальность, которая присутствует в каждом, нужно помножить на везение или невезение. То есть «lucky» или «не-lucky», все остальное – уже ремесло. Примеров масса, те же блоггеры: много кто пишет про татуаж бровей и ногти, но есть миллионики, а есть, ничем не хуже, а может быть даже и лучше, аккаунты, которые не добирают. Это воля случая, а дальше уже умение воспользоваться ситуацией̆, которая сложилась и «поперла». Если «поперла», и ты вскочил на эту волну, то поехали. Безусловно, нужна доля таланта, харизмы – составляющие, которые окружающих цепляют.

К.: Давно сложилась такая тенденция: многие стремятся переехать в Москву. Как не потеряться в этом большом городе, найти себя и свое место?

Ф.Ф.: Точно так же, как не потеряться в своем поселке, небольшом городе с населением 10 тысяч человек. Главное – сохранить базовые принципы жизни в обществе и человечность. Быть честным, не подставлять, не врать.

Важно делать то, что нравится. Мы же часто становимся заложниками общественного мнения своего города, родительских комплексов. Например, если ты из династии врачей, значит, поступай в медицинский, и, может быть, даже у тебя все получится. Но зачем, если не интересно? Нужно как можно раньше понимать, к чему ты тяготеешь. Хочешь заниматься ремонтом обуви – открывай мастерскую, хочешь готовить пиццу – открой кафе. Сейчас у нас в стране можно все это сделать. Надо пробовать.

Быстро ничего не бывает. Как сказал Сергей Шнуров: «Быстро и легко можно получить только пи*дюлей. На остальное, наберитесь терпения». Это правда. Ведь «Ленинград» тоже не сразу состоялся. Говорят, Дорн быстро появился. Он с шести лет занимался танцами и плаваньем, чтобы стать красивым, рослым парнем, сколько групп он сменил, учился, старался. «Мумий тролль» точно также не сразу стал известен.

А.: Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать диджей, чтобы стать успешным?

Ф.Ф.: Подчерком так же, как и журналист. Нужно иметь свой стиль и попытаться быть лучшим в своем деле, придумывать, работать. И, опять же, без везения никуда.

В отношении навыков я, например, не такой уж виртуоз в техническом плане, но тем не менее смог чем-то взять. Сейчас множество видеокурсов, школ. Есть диджеи, которые изначально ничего в музыке не понимали, но состоялись.

53125395

А.: Какую музыку вы слушаете вне работы?

Ф.Ф.: Я не слушаю музыку, только новостное радио: Коммерсант, Вести FM, Сити, Бизнес FM, Релакс и еще иногда прослушиваю популярные музыкальные станции, чтобы быть в курсе новинок.

А.: А что слушает ваша семья? Приучаете ли сына к какой-то определенной̆ музыке?

Ф.Ф.: Жена больше слушает серьезную музыку, поэтому и сына приучила. Ему нравятся «25/17» (знает наизусть несколько песен), 30 Seconds to Mars, Fall Out Boy, «Пиццу» слушает (они с Сергеем дружат).

К.: Когда и как поняли, что диджейство – это ваше призвание?

А.: Знаем, что вы сменили немало сфер деятельности.

Ф.Ф.: Я до сих пор не знаю этого наверняка. Так получилось, что во время кризиса 2008-го года я вышел из одной работы, которая закончилась, и, подумав о том, где я состоялся, пришел к выводу, что отчасти в музыке, что мне нравится ей заниматься, и пошел туда.

А.: Был момент осознание, что вас узнают, принимают?

Ф.Ф.: Не было. Нельзя зазнаваться, потому что из года в год мой электорат растет, взрослеет. Со временем вы, например, выйдете замуж, у вас родятся дети, будете знать, да, что играет Фомин, но на дискотеки уже ходить не будете. Поэтому мне все время надо держать себя в тонусе, чтобы меня знала и молодежь, нужно придумывать новые фишки. Ведь веселее, чем у меня, ни у кого не бывает.

А.: Согласны! Так и есть.

Ф.Ф.: Вот вы уже попали в мой клан, ДНК подцепили, заразились.

А.: По какому принципу выбираете площадки для выступлений?

Ф.Ф.: Это тонкий маркетологический ход. (Смеется) Не хожу туда, где меня не ждут. Не занимаюсь рассылкой̆ «свободные даты».

А.: Есть принципиальное различие между столичными и региональными клубами?

Ф.Ф.: По большому счету нет. Публика везде одинаковая, все зависит от твоего умения, от твоего подхода.

А.: Вы волнуетесь перед выступлениями на каких-то определенных площадках?

Ф.Ф.: На любой. Если выпью, то не сильно. (Смеется)

53131751

К.: Смешно ли наблюдать за танцующими людьми со стойки диджея? В клубы люди приходят отдыхать, расслабляться и ведут себя раскованней, не так, как в обычной жизни.

Ф.Ф.: Смешны те люди, которые не веселятся. Я вообще очень с большим пониманием отношусь к человеческой породе. Она странная сама по себе, но я ее принимаю такой, какая она есть. Для кого-то я такой же смешной.

А.: Вы замечаете, как меняется танец?

Ф.Ф.: Да нет, человек так самовыражается. Но как таковой моды нет. Какие-то хохмы- видео ходят в интернете…Помню то, что было в 89-м году на дискотеках. Там был целый ритуал: надо был шарф мохеровый выгулять, костюм adidas, сапоги поверх него и танцы перед зеркалом. Оно, кстати, до сих пор магию свою несет. Как только человек увидит зеркало, то в нем и пропадает.

А.: Часто подходят, чтобы сфотографироваться?

Ф.Ф.: Да, это имеет место быть. Я к этому спокойно отношусь. Это часть работы, которую делаю. Те, кто говорят, что им это не нравится, лгунишки. На самом деле им всем нравится, они просто придумывают.


Блиц:

Любимые рестораны: в Риге – Naples, Vincents, 36.linija. В Москве – Shop & Bar Denis Simachev, высокая кухня — White Rabbit.

Любимый автор: Д.Сэлинджер, Ильф и Петров, М.Зощенко.

Любимый фильм: «Калина красная», «Сказки про темноту».

Самое часто используемое приложение в телефоне: WhatsApp, Meduza, Погода.


К.: Как понять, что нужно в данный момент аудитории на вечеринке?

Ф.Ф.: Всем хочется веселиться. По ситуации надо смотреть, какую музыку поставить – русскую или зарубежную. Все зависит от твоего таланта и умения работать с публикой. Например, в Риге больше стали нравиться интернациональные хиты, осталась всего пара тройка песен на русском. Там молодежь ходит уже в основном нерусскоговорящая. Да, она выросла в русском окружении, но с ориентиром на запад. Для них отечественную музыку уже необходимо разбавлять и держаться в тренде. Есть какие-то и мегахиты, которые уже состоялись и можно их добавить. Это особенности любого иностранного города, и это правильно – ставить местных исполнителей, которых любят и уважают.

А.: Была ли уже лучшая party в жизни?

Ф.Ф.: По законам жанра должен сказать: «Видимо она еще не состоялась». Было много классных вечеринок и, надеюсь, еще будут впереди такие же.

А.: В чем залог крутой вечеринки?

Ф.Ф.: Это стечение обстоятельств, настроение в обществе, погода, идея, работа промоутера, который смог собрать и провести людей, работа фейс-контрольщика, и диджей, который к месту. Было очень много крутых вечеринок в Риге, Москве, Уфе, Кишеневе…

К.: А есть ли диджеи, которые вам нравятся?

Ф.Ф.: Есть много достойных диджеев, но я не хожу на дискотеки, потому что нет второго Фомина. На остальных мне скучно. Могу послушать, но не то, чтобы: «Вау!»

fedor-fomin-main

К.: Давайте поговорим о вашем продюсерском центре USSURI music. Расскажите, пожалуйста, когда у вас появилась идея создать его и почему?

Ф.Ф.: Идея отчасти была в том, чтобы собрать ту музыку, которую играют рок-музыканты из Владивостока, помимо «Мумий Тролль». Постепенно, работая над поиском материала, я понял, что много утрачено, многое не восстанавливается, на многое у ребят нет желания. По чуть-чуть совместная работа выросла в дружеский лейбл.

У меня нет четкой направленности, как у лейбла в том плане, что мы выпускаем только индии, техно или еще что-то. Тут просто собрались друзья и друзья друзей. Постепенно это все может вырасти! Я найду свою нирвану, и все получится еще интересней. Это такой «гаражный» лейбл: разная музыка, всего по чуть-чуть. Какой-то свой angry birds у меня появился.

Ну, и какая-то отчасти созидательная история – музыканты боятся, что продюсер обманет, не знают, к кому обращаться, украдут, заставят спать…

К.: А это необязательно?

Ф.Ф.: Нет. У меня на радио было правило: чтобы попасть в эфир, не надо спать с продюсером. Я везде это пропагандировал.

К.: По какому принципу вы выбираете артистов на лейбл?

Ф.Ф.: Для меня важно, чтобы это была качественная запись в плане эмоций, и, чтобы это было интересно. И чтобы у ребят было желание заниматься своим продуктом, чтобы он смог быть конкурентно способным.

А.: То есть они сами присылают вам демки?

Ф.Ф.: Да, конечно, присылают очень много записей. Но что-то и я сам нахожу.

А.: А какой процент качества записей?

Ф.Ф.: Нулевой, практически. Все же сейчас пишут. С развитием современных технологий сделать музыку стало очень легко, а сделать шедевр или хотя бы поп-мелодию достаточно сложно. Это облегчает и одновременно усугубляет конкуренцию.

К.: Кого вы считаете интересным музыкантом?

А.: Да, вы часто говорите, что у вас «чуйка» на таланты. Кого скоро «распробует» публика?

Ф.Ф.: Сейчас я никого не вижу. Везде всё те же ребята. Музыкальный рынок стал настолько сегментирован, что не могу назвать кого-то одного. Есть талантливые артисты, но все хотят вторую Земфиру, но ее долго не будет, так как она пока что исчерпала этот людской рынок, т.е. она завоевала умы. Много способных ребят, даже есть посильнее того или иного артиста, который состоялся и является звездой, но в силу того, что они уже завоевали и расставили локти, народ не может принять в слушание другого музыканта. Хотя есть молодые и интересные, у которых пока что не все складывается.

К.: Сейчас возможно написание вечной музыки, которую будут помнить?

Ф.Ф.: Время покажет. Никто не знает, как оно будет.

К.: Мне кажется, что сейчас так много именно проходящей музыки…

Ф.Ф.: Никто не знает, что народ полюбит. Мы как-то обедали с Димой Нестеровым. Когда он писал «Я знаю, придет тот день, я знаю, настанет светлый час…», она была самой проходной. Но в какой-то момент она зажила своей жизнью. Я поставил ее в фильме «Любовь в большом городе» в 2006-м году и для вас, для молодежи, она отыгрывалась по-другому. Все подумали, что это новая песня. Народ ее быстро разобрал. Тогда все записывали видео, как ребята признаются в любви девушкам под этот трек. Дима сейчас написал две классные песни. Мы как раз рассуждали, сработают они так же или нет, хотя песни нам нравятся.

А.: Просто не предугадаешь. Нужно время…

Ф.Ф.: Это невозможно сделать. И, как правило, музыканты и продюсеры ошибаются в предсказании того, что будет популярным. Это удивительная магия, наблюдать, что получается с твоим творчеством.

К.: А разве не в этом задача продюсера – предугадать?

Ф.Ф.: Конечно же, это так, но это невозможно сделать. Ты можешь вложить в песню, в ротацию, в клипы огромные деньги. Да, она пройдет, какое-то время будет отовсюду звучать, запомнят артиста по этой песне, но народной станет другая.

К.: Как вы видите развитие российской поп-музыки?

Ф.Ф.: Размыто, затуманено… Как-то она развивается, по своим внутренним законам.

А.: Быстро? Медленно?

Ф.Ф.: Конечно же, быстро. Каждый день что-то пишется, появляются новые исполнители и тут же пропадают. Так было всегда. Все хотят написать «по-попсовей мотив и стихи, и всю жизнь получать гонорар», как пел Чиж.

 

Арина Баранова, редактор       Кристина Гомзелева, редактор

Арина Баранова     Кристина Гомзелева

Редакторы