Катя Майорова – журналист и самиздатный писатель. Всю жизнь она зарабатывала тем, что писала тексты. С детства мечтала написать книгу – и сделала это –  в 2015 году вышел роман «Кир», а через пару лет и его продолжение – «Йенни».

Мы поговорили с Катей об учебе в МГУ Печати им. И.Федорова, ее книгах, журналистике, продвижении в Инстаграме, сложностях  самиздата (который «тоже пи*дат») и еще о многом, что будет полезно узнать  начинающим авторам, блогерам и журналистам.

ПЕРВЫЙ РОМАН «КИР»

Катя с детства хотела не стать писателем, а написать книгу. Свой первый роман «Кир» она издала в 23 года после переезда из Челябинска в Москву, начала учебы в университете и событий, которые и вылились в первую книгу.

Катя: Это было момент такой юношеской бессознательности. Поэтому мне немного сложно говорить про первые книги – я не знаю, какую идею хотела донести, что хотела показать в ней. Она просто написалась. То, что я пишу сейчас – это более осознанно, поэтому и тяжелее идет. Сейчас уже понимаю, почему пишу, какие идеи хочу раскрыть.

Арина: Можешь рассказать, какие моменты, описанные в «Кире», действительно были в твоей жизни?

Катя: Таких моментов вообще очень много. Если говорить о тех, что были прямо точь-в-точь… В самом начале книги, когда Женя идет из дома в «Камчатку». Тогда это было прикольное место, которое сейчас стало зашкварным. Мы правда там встречались с друзьями. Там было аутентично и дешево.

Вся сцена, где Женя (я) встретилась с подругами – все правда, это все реальные люди. Все наши диалоги, путь до «Библио Глобуса» – все было.

Арина: Как тебе удалось воспроизвести диалоги? Они действительно очень живые и похожи на реальные разговоры с друзьями.

 Катя: Я проговариваю реплики вслух. Ну, не прям разыгрываю спектакль по ролям! (Смеемся) Просто стараюсь проговорить и понять, похоже это на нормальную речь или нет. Если говорить про ту встречу в «Камчатке», в ней не было ничего необычного, но почему-то некоторые фразы врезались мне в память, и потом я смогла их воспроизвести.

Все проблемы в отношениях с родителями, патриархальное благоговение перед папой, ревность, проект с друзьями – тоже случалось в жизни Кати. Кир – взрослый мужчина, был в жизни ее подруги. У него есть прототип: «На самом деле там еще более дикая история! В жизни он еще более неадекватный. Даже меня в какой-то момент начал доставать, хотя мы хорошо общались. Но зачем-то он начал создавать левые аккаунты, чтобы мне писать всякую хрень».

Кристина: Как ты вообще относишься к негативным комментариям? Уже переросла тот момент, когда они могли сильно задеть?

 Катя: Мне кажется, здесь самое главное как следует отрефлексировать. Например, тебе написали, что ты говно – вот надо максимально выстрадать, пережить, и тогда в следующий раз тебе будет плевать. У меня были непростые периоды в детстве. Я сталкивалась, как это сейчас называют, c буллингом (психологический террор, травля одного человека другим – прим. Zebro.ru) в школе. Поэтому ты учишься правильно это воспринимать. Люди говорят тебе говно не потому, что с тобой что-то не так, а потому что у них самих в душе боль. Нужно простить их про себя и отпустить. Если начнёшь разбираться, ворошить это всё, себе же сделаешь хуже. А иногда, конечно, надо просто послать на х*й и пойти дальше.

————

Катя написала «Кира» за два с половиной года: начала в 20 лет и завершила в 22.

5 декабря 2014 года (в день рождения мамы) она поставила точку в «Кире».

Сцены в Париже в 2013 году писала по Google Maps, а в 2014 году сама лично прошлась по всем местам.

————

 

ЖУРНАЛИСТИКА, КАК СЕКС

 Арина: Как удавалось совмещать учебу, работу и написание книги?

Катя: Врать не буду, скажу честно – училась я всегда плохо, от сессии до сессии, поэтому получалось совмещать. У меня далеко не красный диплом.

Арина: Что дал тебе университет?

Катя: Универ принес пользу, когда я взялась за учебу на последних семестрах. Важное для профессии я узнала и вынесла из занятий Колесниченко по жанрам журналистики. Я очень рада, что у меня есть эта база. Смотрю сейчас на тех, кто «проснулся» копирайтером: «Ну, пи*дец!» Когда знаешь хотя бы жанры журналистики, знаешь, как устроен текст – у тебя лучше получается писать.

Занятиям по литературе тоже благодарна. Читала не все, обычно перед экзаменами сокращения, но кругозор нам точно расширили, мы поняли, что литература не ограничивается Достоевским и Толстым – тем, что изучали в школе. Еще институт научил меня выживать. Нужно уметь находить общий язык, договариваться. Очень я благодарна своему диплому: тема была посвящена американскому журналу The New Yorker, в рамках работы нужно было сделать экспертное интервью, которое мне согласилась дать один из авторов журнала.

Блиц:

Топ-5 книг для начинающих писателей: М. Корелли «Скорбь Сатаны», «Как мы пишем. Писатели о литературе, о времени, о себе», Э. Хемингуэй «Праздник, который всегда с тобой», С. Довлатов «Ремесло», М. Ильяхов и Л. Сарычева «Пиши и сокращай»

Топ-3 библиотеки для творческих людей: Тургеневская, MMOMA на Патриарших, Ленинка

Что сейчас в плейлисте: альбом Тимберлейка Man of the woods, Cab Calloway, Michael Jackson — Love Never Felt So Good (original version), подборка itunes «Гимны Феминизма»

Кристина: Сейчас все-таки есть смысл идти учиться на журфак? Многие говорят, что это пропащая профессия, она умирает.

 Катя: Чем старше становлюсь, тем больше понимаю, что надо учиться. С другой стороны,

«

в журналистике, как в сексе – можешь прочитать много книжек, но пока не начнешь заниматься ей часто и регулярно, ничему не научишься

»

Конечно, чем больше пишешь – тем лучше пишешь, но какая-то база должна быть. Образование в первую очередь учит структурному мышлению, чтобы у тебя было понимание, с чем ты имеешь дело. Мне кажется, журфак в этом плане важен.

 

ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Кристина: Можешь назвать места, издания, где ты работала?

 Катя: Да, у меня даже есть список! Я сейчас пишу еще две книги одновременно, и для одной из них я его составила. (Достает телефон, читает заметку):

  • Газета «Вечерний Челябинск»
  • Журнал «Журналистика и медиарынок»
  • Радио «Эхо Москвы»
  • Магазин косметики Lush
  • В 18 лет раздавала листовки в костюме японца около м. Университет (!)
  • Проект Kattie May (сотрудничество с Сергеем Минаевым)
  • Первая книга «Кир»
  • Газета Vegetarian (три года)
  • Вторая книга «Йенни»
  • Журнал «Мы – молодые родители»
  • Корпоративный журнал «Азбука вкуса»
  • Organiс Woman
  • Журнал Daily baby

Недавно я поработала три месяца в офисе (вторая книга была в разработке и мне нужно было чем-то заниматься, зарабатывать), но поняла, что это точно не для меня. Я уволилась и ушла абсолютно в никуда, но тем не менее этот уход дал мне многое. Сейчас я зарабатываю на продаже своих книг, блоге, иногда пишу книги на заказ.

Кристина: Ты усидчивая? Это ведь важно при написании книг?

Катя: У меня вообще нет усидчивости. Я не дисциплинированная и очень ленивая. Пишу всегда по вдохновению. Я даже проводила писательский интенсив «Ленивец». На всех писательских курсах говорят про дисциплину… Ну, не работает это! Творческий человек и дисциплина – это не связано никогда и ни в каком ключе. Но я решила подбодрить ребят и успокоить, что быть ленивым писателем – это нормально.

Вот Хемингуэй, он каждый день с семи утра до часу дня писал, потом шел пить… И я думаю: «Ему всегда было, о чем писать? Он входил в состояние потока? Как это работало?» Мне не понять. Но я приклоняюсь и снимаю шляпу.

Если не пишется, не пишу. Меня всегда очень мотивировала писать Яна Мкр, она даже об этом не знает, наверно. Когда вышел «Кир», мы еще не были знакомы с Яной, но я была на нее подписана в «Инстаграме». В то же время вышел ее первый сборник стихов и меня это так вдохновило, что захотелось дальше писать, выпускать книги.

Ее вторую книгу мы уже делали вместе в типографии моего папы, и это меня тоже так подстегивало: «Я же помогаю другим, почему не могу помочь себе?!» И это не столько конкуренция, сколько желание не отставать.

Еще у меня есть дебильный страх, что кто-то другой сейчас напишет такую же книгу. И я думаю, что, если сейчас проленюсь, на утро проснусь, на всех таблоидах будет книга с моим названием, но с другим автором! (Смеемся)

 

САМИЗДАТ ТОЖЕ ЛИТЕРАТУРА

Арина: До того, как ты стала издавать свои книги сама, ты стучалась в издательства?

Катя: Конечно. У меня уже целое расследование, под которое можно отвести целую комнату дома: где будут схемы, пробковые доски с ниточками. (Смеемся) На самом деле, чего я только не делала, чтобы понять, как люди издают книги.

Год назад я проходила один писательский марафон, что-то вроде «Пиши каждый день. Как написать книгу за два месяца» – это все херня, у меня такое не работает. Но он был офигенно полезен тем, что все спикеры были издатели, авторы, которых уже издают, и можно было узнать всю кухню. И тогда нам сказали: «Есть два пути развития – либо ты пишешь гениальную книгу, либо ты развиваешь свои соцсети, становишься популярным, и издатель сам придет к тебе».

Я прагматично занялась вторым вариантом и активно взялась за Инстаграм, пиар, но ни*уя не произошло. Я понимаю, что все относительно, и смотря с кем сравнивать – мои книги успешно продаются, но с издательствами так ничего и не получилось.

Дело в том, что, когда у блогера больше 100к подписчиков, он может написать книгу на тему своего блога и продавать ее своей аудитории, и это цепляет издателей. Я же пишу художественную литературу, и в этом вся сложность.

Блиц:

Приложение, которое чаще всего использует: Instagram

Любимое матерное словосочетание: Бл*ть, это пи*дец!

Историческая личность, с который выпила бы бокал вина: В.И. Ленин, Николай II, Симона де Бовуар, Р. Рождественский, Р. Люксембург и К. Цеткин

Арина: Ты сама занимаешься полным пост-продакшном книг. Тебе нравится этот процесс или он наоборот выматывает?

Катя: Меня это бесит в том случае, когда что-то не получается: уже и деньги вложила, а все равно не идет. Сейчас рынок рекламы в «Инстаграме» просто дичайший. Чтобы прорекламироваться у блогера, даже если у тебя есть деньги, тебе нужно попасть к нему в набор – ведь у них на каждый месяц ограниченное количество рекламных мест. Поэтому тебе надо как-то привлечь его внимания, офигенно себя прорекламировать, чтобы еще и заплатить ему деньги…

Пост-продакшн меня очень утомляет, это целый внутренний конфликт: совсем ничего не делать для продвижения тоже не правильно, но и все время этому посвящать тоже не хотелось бы.

Арина: В целом книги – это продаваемый продукт? Люди много читают сейчас, кроме тех, кто связан с факультетом журналистики и близки к нему?

Катя: Для меня это больная тема. Кажется, что их никто не читает. С другой стороны, мне пишут практически через день в Директ с желанием купить книгу, хотя я не так много ее рекламировала. Мне кажется, Вселенная решила надо мной сжалиться, увидев все мои мытарства.

Недавно встречалась с издателем, который сказал, что сейчас все покупают и все читают. Во-первых, у нас монополия. Огромные машины, киты издательств: «Эксмо», «АСТ», «МИФ», «Альпина», по сути, – один холдинг. Это не Европа, где маленькие издательства борются друг с другом.

Офис «АСТ» находится в «Москва-Сити», офис «Эксмо» – огромное здание бывшей фабрики, а корпоративы они проводят в Lotte Plaza – у них огромные деньги.

Издатель говорил, что в России очень мало читают электронные книги, это скорее дополнение. Мне кажется, это навязанная обществом мысль, что люди не читают. Например, есть блогеры, которые зарабатывают на продажах книг по 9-10 млн руб. в год. Скорее всего на фоне соцсетей, нам кажется, что все умирает: и телек, и книги, но на каждый продукт найдётся свой потребитель.

Кристина: Никто не читает и все сидят только в Instagram. (Смеемся)

Катя: Да, да, да, но на самом деле это неправда. Понятно, что есть разные социальные слои. Конечно, человеку из Челябинска с зарплатой 20 тыс. руб. в месяц, у которого четверо детей, по*ую просто на книги, лишь бы пожрать денег хватило. Но мы, Москва, зажравшиеся. У нас есть возможность посидеть, подумать, книжку полистать.

Я рада, что у нас есть выбор, у советских писателей – такого не было. Если тебя не издают, то и ничего не можешь сделать. Сейчас есть альтернатива: сайты, блоги, соцсети.

Плюс ты видишь весь процесс и можешь выбрать любую обложку и верстку. Да, это стоит не дешево, но при этом ты знакомишься со всей финансовой историей, получаешь доход с продаж 100%, а не 10% как в издательствах.

В издательствах, кстати, тоже продвижение очень выборочное. Если в месяц бюджет на рекламу, например, 10 млн руб., а книг выходит 30 тыс. наименований, то поделив, остается немного. Поэтому рекламируют только топовых авторов. И то в издательствах система продвижения – это не размещение на билборде, а предложение книг на реализацию разным ритейлерам, типа, Ozon. «Читай-город», «Буквоед» вообще принадлежат «Эксмо» и «АСТ».

————

400 книг = 280 тыс.руб. (из них 45 тыс. руб – редактура, обложка, иллюстрации)

————

Кристина: Какой был тираж, и сколько на сегодня продано книг?

Катя: Было напечатано 400 книг: 200 «Кир» и 200 «Йенни». За последние полгода было продано и печатных, и электронных порядка 1000 книг!

Кристина: Ты открыто говоришь, например, в Stories, сколько ты получила чистой прибыли с продаж. Зачем?

Катя: Есть блогер Александра Митрошина, которая сначала меня дико бесила. Когда проходил ее SFS, многие писали: «А ты участвуешь в SFS Саши Митрошиной?» Да я в душе не *бу, кто это такая (Смеется), и почему я должна быть на нее подписана?

Потом я подписалась и оказалось, что она лайфстайл блоггер. Но мне по кайфу, что она открыто рассказывает, с чего она начинала – сейчас у нее 1,2 млн подписчиков, сколько она тратила на продвижение. Я хочу этим делиться, чтобы другие авторы-самиздатники понимали, как эта кухня выглядит.

Я понимаю, что семью тысячами, заработанными за неделю на продаже книг, я вряд ли вызову зависть, но хочу показать, что это все реально. К сожалению, самиздат дело не дешевое, но оно стоит того.

«

Если ты никому не нужен, значит ты нужен самому себе

»

ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГ

Арина: Как прошли все презентации? Ты осталась довольна?

Катя: После презентации в Москве я просто о*уела. Я чувствовала себя Аллой Борисовной Пугачевой. Для меня было так странно, что люди пришли со мной пообщаться, потусить, познакомиться.

Арина: Ты сама захотела пригласить людей или кто-то сказал: «Кать, пора!»?

Катя: Честно говоря, у меня какая-то обида на весь мир из-за этой издательской темы. Немножко делаю все со зла: раз, меня не печатают, презентаций нет, сделаю все сама. Так решила отметить!

————

Четыре презентации за три месяца посетили: в Челябинске — 20 человек, в Питере — 40 и две в Москве — 40 и 50

————

Арина: На второй, третий, четвертый раз уже меньше волновалась?

Катя: Я все время волнуюсь. Это такое странное чувство… Когда я делала квартирники «В гостях у Брик», понимала, люди приходят – потусить на литературный вечер. Я четко знала свою задачу, а тут – нет. Люди пришли послушать меня.

В Челябинске была дико суровая аудитория – ни разу не похлопали. У меня уже все шутки закончились, а парня подруги даже отправила купить еще вина, но потом вроде бы все расслабились, мы поболтали, пофоткались. Мне интересно узнать, как у известных авторов проходят презентации в Челябинске? Папа (сам живет в Челябинске) в шутку сказал, что здесь суровые люди, и они не привыкли получать удовольствие от жизни. (Смеется)

Фото: личный архив

 

               

Арина Баранова    Кристина Гомзелева