О своём путешествии в Лондон я узнала за 20 дней до него. По счастливым обстоятельствам у друга, выигравшего поездку в Туманный Альбион, было свободное место, которое впоследствии заняла я.

Лондон – старейший город Европы, возникший в 43 г. н. э. На его долю выпало множество событий: из маленькой римской деревушки он превратился в крупнейший город, восставал из пепла после пожаров несколько раз, был домом для известных писателей и их героев, пережил несколько эпох и династий, но и по сей день остался не менее величественным, прекрасным и таинственным, на разгадку которого у нас было всего лишь три дня.

Лондон

Вспоминаю свои первые впечатление от Лондона и не могу умолчать, что город кажется мрачным, холодным. Дождь там не прекращается ни на минуту, а ветер настолько порывистый, что выворачивает зонт наизнанку. Повезло, что отель (Strand Palace Hotel), который был предоставлен по случаю выигрыша, находился почти в самом центре, что позволило быстро и без труда пешком добраться до одной из самых знаменитых достопримечательностей города – Лондонского глаза (London Eye). Это огромное колесо обозрения открывает вид на Туманный Альбион с высоты 135 метров. Поскольку дней для путешествия было мало, а город хотелось осмотреть по максимуму, но погода не позволяла – решение спрятаться от дождя и ветра в кабинке аттракциона казалось заманчивым.

Правда, Лондон – один из самых посещаемых туристами городов Европы, и очереди – явление вполне объяснимое, встречающееся повсеместно: начиная от касс за билетами, закачивая самими входами в музеи и достопримечательные места. Возможно, погода всё же повлияла на то, что очередь на колесо обозрения не растянулась на несколько часов, и внутри Лондонского глаза мы оказались минут через 30, но она явно оказала влияние на открывающийся вид. Не зря же Лондон называют Туманным Альбионом – видимость оставляла желать лучшего: серое небо, серые дома, горизонт, который почти не видно, Темза цвета кофе и миллионы капель на стекле размывали город в одну сплошную кляксу.

После тридцатиминутного катания на колесе обозрения, за которое мы отдали за двоих всего 18£ (вместо18£ за одного, благодаря системе «2 for 1»), было решено идти в сторону Биг-Бена и Вестминстерского дворца, путь к которым лежал через знаменитый Вестминстерский мост. Стоит отметить, что Лондон богат на мосты, поскольку город пересекает река Темза. Среди них множество известных всему миру (Тауэрский мост, Миллениум, Вестминстерский, Лондонский и Ватерлоо), но есть и те, названия которых не вспомнят даже истинные англичане.

Продвигаясь по Вестминстерскому мосту всё ближе к Биг-Бену, я ощущала некоторое разочарование. Несмотря на всю красоту архитектуры башни с часами и Вестминстерского дворца, они показались мне недостаточно огромными по своему размеру. 96 метров над уровнем набережной Темзы – это достаточно, чтобы по праву считаться высокой достопримечательностью, но казалось, что столь знаменитая стрела времени, устремлённая в небо, должна быть выше, чем она есть на самом деле.

Я не могла бы назвать себя поклонницей дождливой погоды, поскольку сырость, холод и ветер – не лучшие спутники в путешествии. Ты промерзаешь до костей, чувствуя ими всю атмосферу Туманного Альбиона, а сенсор телефона не реагирует на касание твоих рук, и возвращаешься в номер отеля в полностью сырой одежде, но Лондон – он именно такой. Его красота именно в серости, нависших над городом тучах, элегантно одетых мужчинах и женщинах, выбегающих на улицу и открывающих свои огромные зонты-трости под каплями леденящего душу дождя. Мокрые улицы, блестящий от влаги асфальт, звук капель, бьющихся обо всё, что попадается на их пути – вот она красота по-английски.

В первый день так и не удалось увидеть всё, что было запланировано до поездки. Мы долго блуждали по центральным улицам города, прохаживаясь мимо Вестминстерского Аббатства, садов Виктории, внутри парка Сент-Джеймс, около Трафальгарской площади, но дождь неумолимо шептал нам, что лучше идти в отель.

Проснувшись по утру, я открыла для себя приятную новость – за окном светит солнце, а значит, будет тепло и сухо, что только подзадорило меня и позволило собраться быстрее, чтобы скорее начать знакомиться с совершенно иным Лондоном. Пройдя по мосту Ватерлоо, мы оказались на одноимённом вокзале, приобрели билеты на метро и отправились на смотровую площадку, которая находится на вершине небоскрёба «Осколок» (The Shard). Стеклянное здание, размеров в 310 метров, позволяет увидеть город с высоты 72 этажа (стоимость билетов варьируется от 20 до 36£ в зависимости от возраста человека и места приобретения билета – онлайн или через кассу). Это была вторая попытка рассмотреть весь Лондон за раз, которая удалась. Правда, хочется отметить, что путь до небоскрёба, который виден с любого края города, стоит прокладывать внимательнее. Проехав наиболее близкую станцию метро Monument и оказавшись на станции Tower Hill, мы вышли на улицу около Лондонского Тауэра, и «Осколок» казался нам очень близко.

По забронированному билету войти в здание мы должны были в 10:00, а на часах было только 9:30. «У нас ещё целых полчаса!» – подумали мы и напрямую отправились к цели, вот только напрямую её достичь оказалось невозможным – нас разделяла Темза. Будучи на равных расстояниях от двух мостов, один из которых начали разводить (Тауэрский), пришлось бежать в сторону второго. Негодование, которое меня охватывало от того, как я смогла просчитать станции, изучая заранее карту метрополитена, смешивалось и со страхом опоздать, и с весёлостью от того – когда бы я ещё могла сделать пробежку по Лондону?

Успешно добравшись до пункта назначения и найдя нужный вход, пройдя рамки и службу безопасности, мы оказались в лифте, который поднимает сначала на 68 этаж, а уже следующий – на 72. У небоскрёба нет крыши, последний этаж открытый, от чего небо кажется ещё ближе. Невероятные чувства охватывают тебя, когда ты выходишь из лифта и вплотную подходишь к стеклу, а лёгкий ветер колышет пряди твоих волос. Здесь и восторг, и страх, и чувство возвышенности сменяют друг друга, не позволяя оторвать взор от открывающихся красот, вид на которые до появления «Осколка» был возможен лишь из окна самолёта. Находясь так высоко над землёй, невозможно думать о том, что тебя беспокоит, когда ты внизу, ведь сейчас ты выше всех своих проблем, и эта возвышенность зарождает в душе чувство свободы и лёгкости, которые окутывают тебя изнутри.

Так, вдоволь проникнувшись всеми эмоциями, которые дарит вершина «Осколка», было решено, что пора оказаться в более таинственном месте – Лондонском Тауэре, который наиболее известен в качестве тюрьмы, хотя он также в разные годы служил и крепостью, и дворцом, и хранилищем королевских драгоценностей, и монетным двором, и обсерваторией, и зоопарком.

Отстояв очередь за билетами (18£ за двоих по системе «2 for 1») и уже смирившись с предположениями о прогулке по Тауэру в рядах огромной толпы, мы оказались в его стенах, которые в дневное время суток отнюдь не навивают мысли о призраках и бывших заключённых. Газоны приветливо зеленели, солнце ласково освещало светлые стены, и никаких намёков на то, что много лет назад кровь здесь текла ручьями и проводились жестокие казни. Возможно, оказавшись здесь ночью в полнейшем одиночестве, не видя городских огней, а будучи лишь с одной свечкой в руках – тогда бы и ветер завывал по-другому, и стены блестели больной белизной, и казалось бы что кто-то постоянно нашёптывает тебе пугающие слова, но современная действительность с её многочисленными туристами, видом на небоскрёбы стирает ощущение того средневекового могущества, что некогда здесь обитало. Лишь чёрные вороны способны впечатлить своими размерами и напомнить о таинственных английских легендах, в которых говорится, что как только птицы улетят – монархия Великобритании падёт, а может, и вся Британия. Видимо, поэтому им и подрезают крылья и содержат в клетках. Эх, суеверные!

Гулять по Тауэру можно бесконечно долго, изучая каждый уголок, каждый исторический предмет, либо просто стоя в километровой очереди, но наш путь лежал дальше – к Музею естественной истории. Не преувеличивая, можно сказать, что это настоящий замок, очень напоминающий Хогвартс, который способен заинтересовать не только своим содержимым – экспонатами, которых насчитывают более 70 миллионов – но и архитектурой, приводящей в искреннее восхищение своими сводами и колоннами, искусными рисунками и гравировками, фигурками растений и животных, элементами орнамента – всё это выглядит органично и впечатляюще.

Продолжение следует…

Фото из личного архива

Виктория Никитина