Не то чтобы я тебя любил. Точнее, даже не то чтобы ты мне нравилась, по крайней мере, нравилась сильно. Знай, мне не нравится в тебе очень многое, но порой об этом очень сложно вспомнить! Зато легко вспомнить какой-нибудь милый момент, например, мне нравится, как ты нежишься на солнце, подобно кошке, или как ты говоришь мне: «Дурак!» Серьёзно, любой дурак в мире, самый дурной и дурацкий дурак после этого твоего «дурака» захочет окончить Оксфорд, даже если он уже его когда-то окончил. А как ты улыбаешься? Бывает, попробую посмотреть на тебя очень серьёзно, как-нибудь надменно, а потом вижу твою улыбку и улыбаюсь, знаешь, как кто? Как дурак! А ещё мне нравится, что ты со мной разговариваешь, что говоришь мне кучу ненужной и неинтересной чуши о людях, которых я не знаю. Но самое интересное, что ты слушаешь меня, когда я говорю тебе о том же. А ещё я могу тебе нагрубить. Знаешь, как сложно любить человека и не иметь возможности ему нагрубить? Вот я злюсь, другим гавкнуть не могу. А тебе если гавкну, то ты как-то по-доброму гавкнешь в ответ. Потом уже и гавкать не хочется.
Знаешь, вот не то чтобы я тебя хотел взять за руку. Точнее хотел бы, но и за руку, и за талию, и за плечи, и за бедра и за всё, что можно вообще взять или обнять. Мне кажется милым, что ты иногда лежишь у меня на плече, а я могу полежать на твоём. И бывают такие моменты, когда взять тебя за руку, я хочу больше, чем поцеловать, странно как-то, я хочу тебя поцеловать, но не то чтобы хочу, просто это иногда кажется необходимым.
А ещё я люблю, как глупо ты иногда смеёшься, смешнее любой шутки и прочего. И мне нравится, как ты поёшь. Откровенно говоря, ты делаешь это крайне плохо, но ещё хуже то, что я влюблён и мне кажется, что ты поёшь замечательно.
Мне нравится, если ты куришь. Я не люблю когда ты куришь, но когда ты случайно вдыхаешь мой дым, то мне это очень нравится, потому что любой влюблённый дурак видит красоту в очевидно глупых и ничего не значащих мелочах — это, наверное, судьба такая у всех влюблённых.
Вообще, я думаю, что это вскоре пройдёт, возможно, через неделю или две, через месяц или двенадцать, хоть через четверть века. Тем более ты меня не любишь, я тебя не люблю, мы друг друга не любим. Пусть мы об этом шутим, но не во всякой шутке есть доля правды. Ну, наверное, не во всякой.
Иногда я обнимаю тебя или держу за руку, но ведь руку ты убираешь, или я убираю свою. Хотя может мне нужно сказать, решительно вот так сказать: «А я не хочу тебя отпускать!» Ты в ответ: «А я тоже не хочу!» И мы, как дураки, будем держаться за руки, как дети, потому что влюбляясь в тебя, я чувствую себя маленьким ребёнком, я чувствую в тебе что-то красивое и необъятное.
Почему? Да потому что я просто дурак.
circle
Василий Цой