Хрупкая внешне, но сильная и дерзкая внутри, «женщина-поэт», как она сама себя называет, Марина Кацуба в конце прошлого года презентовала свой первый музыкально-поэтический альбом «Сегодня», в котором тонкая лирика переплетается с сарказмом и «нарочито женским намеком на рэп». Марина давно экспериментирует с музыкальными стилями: хип-хопом, техно, классической музыкой. Совместные треки с Noize MC, Никитой Забелиным, совместные большие концерты с рэпером Schokk.

Zebro.ru удалось поговорить с Мариной до выступления и узнать о том, кто может называться истинным поэтом и стоит ли стремиться к совершенству.

– Мы знаем, что сначала презентация прошла в твоем родном городе – Питере. Как все было? Оправдались ли твои ожидания по поводу концерта?

Что касается зрителей, атмосферы мои ожидания более чем оправдались. Я очень удивилась интересу и публике, тому, что не только 24 моих друга, но и неизвестные мне люди знают тексты песен альбома, который только вышел. Даже немного растерялась.

– Какая аудитория в основном была на концерте?

Мне кажется, что в силу сложносочинённости нашего проекта аудитория очень разрозненная. Были люди, которые всерьез интересуются литературным процессом, часть людей, интересующихся хип-хопом, часть людей, интересующихся мной.

– Как пришла идея записать альбом со стихами, положенными на музыку?

Благодаря влиянию моих друзей-музыкантов, начиная от Вити Санкова и не заканчивая Ваней Noize MC, Schokk, Шурой Кузнецовой, которая давно поет мои стихи. Думаю, что сама бы я в силу специфики характера никогда бы не собралась, потому что не ощущаю себя музыкальным артистом, у меня нет музыкального образования, профессиональности. Я счастлива, что работаю с такими людьми, если бы не они, мой альбом бы не вышел. Если говорить про техническую часть, то уже 10 лет я читаю свои стихи под аккомпанемент. Мне кажется, слушателям гораздо проще воспринимать тексты в таком формате. Музыка придает стихам самобытность, звучание.

– На афише концерта написано «нарочито женский намек на рэп». Это как?

Нельзя дать точное определение жанра альбома «Сегодня». В нем есть и стихи, и песни, и пара треков, написанных в рамках правильного русского хип-хопа с двойными, тройными рифмами, с соблюдением размерной сетки, интонационных переходов, которые сейчас считаются актуальными в русском рэпе. С другой стороны, да, мне сложно читать эти тексты, но для меня это больше шутка, то есть посыл такой: «Я не претендую читать, как вы, друзья, но я точно могу так написать!».

– Как ты можешь охарактеризовать поэта? Кто этот человек?

У меня есть один очень хороший друг, который занимается атомной физикой и математикой, у него есть единственный критерий оценки любой литературы. Что бы он не читал, делит все произведения на два типа: первый – когда человек пишет, чтобы найти какие-то ответы для себя, удивить свою маму, почерпнуть свои знания о мире, второй – когда автор пишет, потому что у него нет никакого другого варианта, человек «блюет» в мир своим содержанием, у него нет возможности этого не делать! Второй тип этой скромной классификации, по-моему, и есть творец, в частности, поэт.

– Ты еще в детстве поняла, что ты поэт?

Учитывая, что стихи я пишу с четырех лет, а уже с шести у меня начались конфликты с отцом по поводу того, что мне интересно творчество и гуманитарные науки, а он хотел из меня сделать, в лучшем случае, балерину, в худшем – инженера. Думаю, что да, в том возрасте я уже понимала, что хочу заниматься поэзией всю жизнь, и что никто не сможет меня разубедить.

– Почему у твоих стихов нет названий?

Мне кажется, что это уже какая-то дополнительная работа. Мне важнее содержание текста, название – неприоритетная часть. Даже с альбомом были трудности: часть названий возникла, потому что Витя Санков (звукорежиссер) записал имена файлов на компьютере, так они и остались. Названия – не мой конек.


Любимые места в Питере:

Дворик Ахматовой, ресторан «Джеки Чан», улица Рубинштейна и все, что на ней находится.

В Москве:

Район Китай-города, Моросейка, Loft 1905 года.


– Ты работаешь с 16 лет. Всегда чем-то занята. Откуда такая тяга к работе? Как же беззаботная юность?

В ответе на этот вопрос есть и хорошая составляющая, и плохая. Хорошая заключается в том, что я просто трудолюбивый человек и ненавижу праздность, не могу отдыхать больше недели, не люблю людей, которые стремятся оказаться в целевой аудитории «потребителей», то есть людей, которые спят, едят, дышат воздухом, тратят энергетические ресурсы земли и даже не пытаются ничего созидать, они вызывают у меня раздражение. Мне легче снести людей, которые, возможно, ошибаются, чей продукт деятельности сомнителен, но он есть. Плохая составляющая – это то, что я в силу своей категоричности и, может быть, каких-то комплексов, с детства стремлюсь к независимости во всех аспектах, включая финансовый. Мне проще пахать, чем просить.

– Ты стремишься в работе к совершенству?

Если человек не стремится в своем деле к совершенству, то лучше бы он пошел и скинулся с моста.

–Где ты сейчас работаешь? Можешь рассказать о своей компании 22 Production. Чем именно вы занимаетесь?

Я уже 10 лет занимаюсь организацией съемок, до этого работала журналистом, редактором. Потом поняла, что съемки для меня более увлекательны. Визуальный продукт очень интересен: и фото, и видео. Я много времени посвятила изучению этого аспекта, но в этом плане не выступаю как автор, я выступаю как менеджер, как административный ресурс, и это очень удобно – у тебя нет никакого личностного фактора, ты просто обслуживаешь талант других людей и причастен к процессу создания нового продукта, помогаешь другим людям состояться. Думаю, что в этой сфере я достаточно неплохо преуспела. Поэтому недавно, в этом году, вместе с моими коллегами мы открыли свое небольшое агентство, и у нас уже есть постоянные клиенты, новые проекты. Мы все делаем с удовольствием. И мне это дается намного легче, чем музыкальная деятельность. Хотя, возможно, в начале пути тоже было тяжело, трудно вспомнить…

– Чье мнение для тебя важно? Чья оценка твоей работы?

К своему прискорбию с возрастом я прихожу к мысли, что ничье мнение для меня не важно! (Смеется) Но на эмоциональном уровне я очень восприимчива, поэтому, когда на выступлении есть отклик, энергетический буфер, на который я могу опираться, мне, конечно, легче. Но по большому счету, если я что-то решила, я это сделаю, несмотря ни на что.

– Какое самое большое для тебя несчастье?

Отсутствие любви. И люди, которые не умеют любить и не умеют быть любимыми, не понимают, что такое любовь. Это ведь наша главная данность.

– Считаешь ли ты себя примером для подражания?

Нет, ни в коем случае. Я импульсивна, у меня за плечами куча неудачных текстов, два не самых удачных замужества, я резкая, у меня специфический характер, я далеко не эталон женственности в привычном ее понимании. Вообще я думаю, что пример для подражания – это плохо.

– У тебя есть мечта, которая сбылась?

Да, в пять лет я поклялась себе, что никогда не брошу заниматься литературой, ну или, по крайней мере, писать то, что я пишу, «литература» – это громкое слово.

– Есть ли у тебя «визитная карточка», характерная черта?

Мне кажется, лучше спросить у друзей. Но, наверное, непосредственность.

– Какая сама важная вещь в твоем гардеробе?

Кроссовки, я их люблю. Это мой фетиш. К тому же, я много лет занималась балетом, из-за этого у меня довольно серьезные проблемы со здоровьем, с ножками, поэтому выступать на каблуках или просто их надевать – для меня недоступное удовольствие. Так, кроссовки – это и необходимость, и фетиш. У меня их очень много! Несмотря на то, что гардероб у меня маленький, мне совершенно не интересно тратить на него время. Покупаю раз в полгода одежду в интернете, остальное мне дарят мои прекрасные друзья и коллеги.

– Ты однажды сказала, что петербургская черта – «не навязывать ни свое мнение, ни общество, ни творчество». А какая черта у Москвы?

Москвичи более непосредственные, и это хорошо. Например, здесь, если тебе нравится человек в метро, ты улыбаешься ему, а в Питере сразу вопросы: «Что он про меня подумает? Во что он одет? Не покажется ли это не интеллигентным?» В Питере больше снобизма. Москвичи проще. Зрители тоже.

 

Арина Баранова, редактор           Кристина Гомзелева, редактор

Арина Баранова   Кристина Гомзелева

Редакторы