«То, что они не видят» (Tas, ko viņi neredz)

Год: 2016

Страна: Латвия

Режиссер: Станислав Токалов

В главных ролях: Евгений Ткачук, Катерина Шпица, Андрис Кейшс


«То, что они не видят» – фильм молодого латвийского режиссёра Станислава Токалова. Премьера картины с успехом прошла в рижском кинотеатре Forum Cinemas 22 марта этого года. Это психологическая драма с элементами научной фантастики, в которой главные роли сыграли Евгений Ткачук, Катерина Шпица, Андрис Кейшс, Арнис Лицитис и Элина Дзелме.

Создатели картины предлагают зрителям окунуться в мир полутонов, недосказанности, сомнений и открытых вопросов. Эта картина может восприниматься только на уровне чувств, эмоций, и каждый найдёт свой смысл. «То, что они не видят» – это как классика мировой литературы, перечитывая которую на разных этапах жизни, человек находит всё новые и новые детали, раскрывающие историю с другой, ещё не изученной, стороны.

Это кино не поможет вам расслабиться пятничным вечером, но, возможно, подскажет выход из некоторых жизненных затруднений, а, может быть, даже изменит ваше понимание и восприятие жизни.

В целом, фильм вселил надежду на будущее латвийского кино. Актёры показали высокий уровень игры, в чём, несомненно, большая заслуга режиссёра. С технической стороны картина тоже приятно удивила, несмотря на то, что камера то казалась слишком статичной, то появлялось ощущение, что мы упускаем что-то важное, но, возможно, это и была режиссерская задумка.

Интервью с режиссёром Станиславом Токаловым:

С чем связан выбор имён для героев фильма (Николя, Эльза, Кауфман, Вилис Янсонс, Санта)?

– Я к именам всегда очень свободно подхожу. Как видите, мы никогда не говорим, где именно происходят действия в фильме, никогда не определяем время, когда это происходит, и, соответственно, имена я не привязываю к какой-то конкретной локации, стране. Как у меня складывается, я так и называю. Николя – это ссылка на желание главного героя быть похожим на Николу Теслу. Эльза – сначала главную героиню звали Биби (Bebe) в честь Биби Андерсон (Bebe Anderson), актрисы моего любимого режиссёра Бергмана (Ernst Ingmar Bergman), но когда мы начали сотрудничать с литовскими коллегами, оказалось, что со стороны литовского языка, выбор имени не очень удачен, т.к. напоминает нецензурную лексику. После этого появился вариант «Эльза» и для меня он «лёг» на персонажа.

Знаете, у нас говорят: «Человеку подходит имя», и я именно так и выбираю имена, на благозвучность по отношению к их персонажу. Я знаю персонажа очень хорошо, это близкий мой друг. По мере того как я пишу сценарий, я узнаю его лучше и потом складывается моё отношение к этому герою. Так что в конечном результате, я очень рад, что у героини появилось имя Эльза, которое, как мне кажется, очень ей подходит.

Я считаю, что в имя стоит вкладывать смысл, если это может помочь раскрыть историю, а так имя просто должно удачно «ложиться» на героя. Я специально завожу себя в сложные условия, не указывая места действий, не устанавливая временных рамок, чтобы осталась чистая история без социального налёта.

Санта – значить святая. Доктор «Кауфман» – это некий стереотип, который я себе позволил в этом фильме.

Главную роль в Вашем фильме сыграла Катерина Шпица, известная зрителям своими работами в таких фильмах, как «Метро», «Экипаж», «Ёлки 5», «Завтрак у папы» и т.д., легко ли было найти общий язык на площадке и не возникало ли трудностей или недопонимания?

– Когда я утверждал Катерину на главную роль, я не знал, что она известная актриса – мне было легко, но даже если бы я знал, не думаю, что возникли бы какие-то проблемы. Дело в том, что я работаю с актёрами, и мы – одна команда: Катя, Женя (Евгений Ткачук), Андрис Кейш, Арнис (Арнис Лицитис), Элина Дзелме. Если кто-то не хочет работать в команде, он не сможет участвовать и в фильме – нет никаких разделений и границ.

Известность – не помеха, ведь каждый актер в первую очередь человек, и он либо рад своей работе, либо нет. Ему нравится, у него получается или не получается, он переживает весь спектр эмоций, если ему в комнате холодно, то холодно будет и тебе. Если человек известный, что-либо говорит или делает, всегда это преумножается и преподносится как какой-то бунт с его стороны, но я никогда этого не испытывал.

Существует другая сложность, актёр очень чувствителен, он находится внутри персонажа, и к нему приходят какие-то идеи, а мне приходят идеи со стороны, так как я всё время наблюдаю. Порой идеи различаются, так возникают вопросы, которые иногда сложно решить, сталкиваются два мнения, и тогда просто нужно больше времени, чтобы объясниться друг с другом. Это как в отношениях между мужчиной и женщиной: вы не сможете пойти дальше, пока не услышите друг друга.

Картина останется в фильмографии этих актёров, не было ли волнения или чувства повышенной ответственности с этой точки зрения?

– Знаете, каждый актёр считает, что вся ответственность на режиссёре, который прекрасно это понимает, но всё-таки верит, что и актёры несут некую ответственность. У актёров большой поток фильмов, поэтому они просто пойдут и сделают новый, а режиссёр, проводит с фильмом больше всех времени, поэтому именно он хочет, чтобы его работу увидели. Если отношения доверительные, то ты просто идёшь сообща.

У меня такие прекрасные актёры в фильме, все! Они великолепно справились со своей задачей, то к чему мы шли, и они сами такого же мнения, что бывает редко. Понятно, что всё равно есть моменты в игре, которыми актёры не очень довольны: руку не так поднял и т.д., но это уже детали, которые видят только они. Любой человек, глядя в монитор, сможет определить — удалась сцена или нет, для этого не надо быть режиссёром, это всё происходит на уровне чувств.

А вот потом, как это всё вместе сойдётся, в какую историю – это уже ответственность режиссёра. Потому что наснимать кадры может всякий, а создать из кадров одно целое – это работа режиссёра.

За четыре года работы над фильмом, у вас было всего двадцать съёмочных дней, сколько часов удалось отснять?

– 37 часов – это много. Если бы было больше времени, удалось бы больше внимания уделить каждой сцене. Надеюсь, такая возможность представиться в следующем фильме для работы камеры внутри мизансцены.

В этой съемке на это не хватало времени. Есть кадры, которые мне очень близки, где камера взаимодействует с эмоцией, которую актёр испытывает в это время, а есть, которые были сделаны как «проходные». Когда у тебя есть время, можно сделать каждую сцену близкой к идеалу.

У нас вопрос больше стоял, успеем мы закончить к сроку или не успеем, потому что мы очень долго готовились – без этого не было бы возможности закончить картину.

Как Вы готовились к тому, чтобы осветить жизнь полностью и частично парализованных людей?

– У меня были уже какие-то догадки, я сам посещал больницы и центры реабилитации, а Женя (Евгений Ткачук) через интернет изучал детали, фиксировал отдельные моменты. Также каждый день на съёмочной площадке присутствовал врач, который работает с больными. Если что-то шло не так, он указывал на ошибку.

Из-за того, что в фильме, с точки зрения драматургии, выздоровление идёт очень быстро, мы боялись, что сюжет станет нереальным. Мы старались соблюсти хронологию, пока что негативных отзывов касательно этого момента нет.

Анна (искуственный интеллект) это герой второго плана?

– Да, это история об отношениях двух людей – Николя и Эльзы, в первую очередь. Важно, как начинаются и потом развиваются эти отношения. Мы с этого начинаем и этим заканчиваем – для меня это очень важно.

Анна –как нечто вездесущее. Тем не менее, я всегда задавался вопросом, если бы роботы начали чувствовать, какая была бы первая эмоция? «Ревность» показалась мне и тем, с кем я обсуждал этот вопрос, самым интересным вариантом. Но в итоге, в фильме вопрос остался открытым, испытала ли Анна какие-то эмоции или её реакция была запрограммирована изначально.Этой цели я и добивался, пытаясь аккуратно отойти от стереотипов мирового кинематографа, касающихся искусственного интеллекта.

В фильме нет однозначно «плохих» или «хороших» героев. Не хотелось создать борьбу между добром и злом?

– Такова была задача. Это то, что я хотел попробовать. И нам это удалось сохранить. Я не хотел сделать фильм, где была бы дефиниция добра и зла, хотелось сделать всё максимально приближенно к жизни.

Мы люди, мы все очень разносторонние, разные… Поэтому мне хотелось, чтобы мои герои проявляли весь спектр человеческих чувств. Я очень надеюсь, что зритель даст себе возможность просто посмотреть этот фильм, потому что мы слишком сильно привыкли к явно положительным и отрицательным персонажам, за кого мы переживаем и наоборот.

То есть для вас важно, чтобы каждый зритель нашёл свой смысл в фильме?

– Всё зависит от истории. Здесь казалось, что именно такой подход является верным. Мне важно, чтобы и мне было интересно смотреть этот фильм. Надеюсь, что через какое-то время я смогу посмотреть артину «То, что они не видят» со стороны.

Рекомендуем посмотреть этот фильм даже тем, кто предпочитает романтические, лёгкие комедии – отключите свой мозг, и вы, без сомнения, получите приятные впечатления от завораживающей музыки и изысканного видеоряда. Приятного просмотра!

Фото: http://www.taskovinineredz.lv

Екатерина Дёгтева