Как добраться: от станции Москва Ленинградская (Ленинградский вокзал, ст. метро Комсомольская) на скоростном поезде Ласточка (1 ч. 45 мин.) или на обыкновенной электричке (2,5 часа — 3,5 часа)

Что взять с собой: если едете Ласточкой — 1020 рублей на дорогу туда/обратно, если электричкой — 774 рублей, фотоаппарат или смартфон, друга/подругу/плеер.

Девчата вот пишут на наш сайт тексты про Рим, Париж, Лондон… А я писала про Чертаново. Надо сказать, что откликов было немало. Знакомые писали, что съездили, фотографии показывали. Так вот, я бы хотела продолжить рассказывать о направлениях средней популярности. Сегодня — Тверь.

Так вышло, что в Тверь меня занесло случайно: меня, по традиции, позвали пьянствовать на задворки этого чудесного города.

Что мы вообще знаем о Твери? Совершенно точно знаем, что она находится между Москвой и Петербургом. Курящие и небогатые знают, что на ночном плацкарте «Москва — Санкт-Петербург», отбывающем с Ленинградского вокзала в 1:15, в Тверь можно прибыть к 3:01 и, загодя договорившись с проводницей, выкурить, высунувшись из двери, пол сигареты. Читающие знают, что у Радищева была целая глава в «Путешествии из Петербурга в Москву» под названием «Тверь». Музыкальные же знают, что под Тверью, в Большом Завидово, проходит грандиозный рок-фестиваль Нашествие. Ну, а избранные знают, что Тверь была тем городом, в который Пётр Струве уехал после запрета жить в двух столицах.

Вообще, в то время (1901 г.) Тверь стала третьей столицей — столицей оппозиции. Активистов-диссидентов-народовольцев тогда из престольных высылали пачками, и в качестве ссылки они выбирали именно Тверь. Там образовался костяк свободолюбивой интеллигенции: Фёдор Родичев, чью знаменитую речь император неосторожно обозвал «бессмысленными мечтаниями», и Иван Петрункевич, лидер земского либерализма. С ними-то Струве, собственно, и «тусовался».

Я же тусовалась со своими друзьями, которым либертарианцы предреволюционного периода, мягко говоря, по боку. Мы душевно отдохнули на даче, а потом меня отвезли непосредственно в город, откуда я могла сесть на Ласточку до Златоглавой.

Я нарочно попросила отвезти меня в город пораньше, чтоб я успела немного погулять. Мы ехали сперва по тверским окраинам, которые выглядят, как среднестатистический Подольск или Серпухов, а потом выехали на набережную Волги. Там меня настиг первый «Ух!»

Волга широкая и красивая река, не даром про неё спето столько песен. Одна из моих любимых — Аквариум — «Бурлак», она, правда, не совсем про Волгу, но тем не менее хорошая. Въезжала на Старый Волжский Мост я именно под неё:

Сразу скажу — культурного отчёта по части тверских музеев, театров и цирков не ждите. У меня было немного больше часа, чтобы понять, что такое Тверь. И мне думается, что я поняла.

Ребята привезли меня, как я поняла, в центр города к зданию оперы.

Оттуда я и начала свой странный изогнутый путь.

Я, признаться, совсем не секу в архитектуре, хотя, когда писала текст про Чертаново, усиленно делала вид, что очень даже секу. И если бы меня попросили описать архитектуру Твери, то я бы сказала — Питерская (смайлик, пожимающий плечами). Мне действительно показалось, что Тверь родственница «бледного, худого, евроглазого» Петербурга, только несколько более скромная и прибеднившаяся. Надо ли говорить, что такое сходство меня очаровало. Думаю, нет.

Я брела по какой-то широкой улице, название которой, я, должно быть узнаю прямо сейчас, потому что я — безалаберный турист и заранее о таких мелочах не озаботилась.

Так вот шла я по улице Советской и смотрела по сторонам. Тверь выглядит очень по-сериальному. Если в были на Мосфильме и вам показали декорации дореволюционной России, то вы поймёте, о чём я говорю. Складывается чувство, что вот прямо сейчас рядом с вами продет, если не карета, то паровой автомобильчик. Все дома — не больше 3-4 этажей и укомплектованы по лекалам классицизма, неоклассицизма, эклектики и много чего ещё — я же сказала, что не секу в архитектуре. Словом — красиво. Единственное, конечно, что возвращает нас назад к постсоветской России — атрибутика советской России. На площади Ленина стоит памятник — кому б вы думали? — не поверите, Ленину. Довольно непримечательный, к слову. Но не в смысле плохой, а в смысле такой же, как и везде.

Напротив Ленина, чуть правее, если смотреть с ним в одну сторону, стоит здание Тверского Почтамта — крайне примечательное. Построили его уже в революционные годы и получилось здорово: изогнутое и пёстрое.

Если идти чуть дальше, то впереди окажется Г-образное здание губернской земской управы, которая занимает всю ширину между улицей Советской и улицей Крылова.

Ровно, как и в Петербурге, стоит тебе только свернуть с широкой улицы во дворы, как тебя встречает зрелище привлекательное, только для таких любителей #роспечали, как я: разбитый тротуар, обшарпанные фасады, серые козырьки подъездов. И кому-то это, возможно, претит, но у меня аж сердечко сжимается: люблю! Есть в этом во всём особое очарование.

Вообще, про Тверь можно сказать: «Есть в этом во всём особое очарование».

Город сам по себе небольшой, но выглядит очень уютным и дружелюбным. На местном аналоге Арбата — улице Трёхсвятской меня поймали музыканты и пригласили с ними поиграть (у меня на спине была гитара), на что я вежливо отказалась, потому что времени было катастрофически мало. Трёхсвятская улица полна забегаловок всех сортов, вдоль по ней высажены деревья, которые летом, я полагаю пышно и ароматно цветут, а заканчивается она знаменитым музеем Михаила Круга, куда я, к сожалению, не дошла, но рассудила, что это повод вернуться.

Я свернула с Трёсхсвятской чуть раньше, где-то на набережной села в маршрутку и поехала на вокзал. Домой — в Москву. Благо, я не современница Радищева и у меня этот путь занял чуть больше полутора часов, а в разговорах с приятельницей, которую я встретила случайно в Ласточке — и того быстрее. Ну, по ощущениям.

Тверь меня очаровала и вдохновила.

Надеюсь, вы когда-нибудь там окажетесь и вас настигнет то же самое чувство.

 

Фото: личный архив Виктории

Виктория Крестовская