С первыми лучами солнца вылез из своей берлоги и бурый медведь Михаил Семенович. Он всегда просыпался рано, как и положено деловым, солидным зверям, к которым он, безусловно, относился. (Такого солидного живота, как у Михаила Семеновича не сыщешь и во всем лесу). Особенно знаменит был Михаил Семенович своей ответственностью. Не только уголовной, то дело уже давно закрыли, на самом деле мед украл не он, а пара зайцев). Наш медведь очень ответственно подходил к своей работе, он был одним из членов лесной Босс Думы, занимался принятием всех важных решений, касающихся грызунов. Уж он-то их отлично понимал, как-никак соседи. Пусть и по пищевой цепочке. В зоне, где обитал и хозяйничал Михаил Семенович, был полный порядок. Он так заботился о здоровье своих подопечных, что даже обязал всех соблюдать режим: позже полуночи бродить по лесу запрещалось, а зимой полагалось впадать в спячку. Звери из соседних регионов так и называли это место: зона строгого режима. Из зависти, наверное.

Помимо этого, Михаил Семёнович обладал даром убеждения, с ним просто невозможно было не согласиться. Как-то раз пришли к нему бурундук и ондатра. Жаловались на дефицит съедобных корней и трав, да еще упомянули, что ночью видели огромного зверя, который мало того, что нарушал комендантский час, так ещё и объел почти все низкорослые деревья у их домов.  Михаил Семенович рассердился.

— Вам что, жалко? Вдруг голодает зверь? Других растений что ли нет? Вон ель растёт.

— Простите, — пискнула ондатра, — я же не дотянусь.

Тут уж терпение несчастного Михаила Семеновича лопнуло. Он и так всю ночь не спал, дежурил, да еще и живот болел ужасно, плохой корешок, видимо, на ужин попался.

— По морде что ли вам дать? — предложил он. Интеллигентный бобр крайне удивился такой щедрости.

— Да нет, что вы, мне без надобности. Я рыбу вообще не ем.

Медведь кивнул и направился к ондатре.

— Мне просто не надо! — немедленно пискнула она, выбегая из берлоги. — Еще столько корешков осталось за домом, я совсем забыла!

На том и порешили.

Но даже у такого прекрасного начальника иногда возникало недопонимание с его подопечными. Как-то раз во время прогулки нагнал Михаила Семеновича заяц.

— Не могу я больше, — жаловался он, — два месяца работы нет. Семью кормить нечем. Мне быть косить…

— Это можно. На какой глаз желаешь? – весело отозвался медведь. – Да шучу я, шучу. Нет сейчас работы, ничем помочь не могу, друг.

Заяц вздохнул.

— А хоть зарплату за прошлый раз можно получить?

— Зарплату можно, — кивнул щедрый депутат, — в сейфе у меня возьми.
Заяц, не помня себя от радости, бросился в офис, но вдруг остановился и крикнул.
— Михаил Семенович, как же я сейф открою? А код?

— Да не переживай, коту я мышами долг отдал. — махнул лапой Михаил Семенович и быстро скрылся за поворотом.

Известен был Михаил Семёнович и своей любовью к искусству. Интеллигентный же зверь. Особенно неравнодушен был к камерной музыке. В местном отделении полиции была специальная камера, и всех, кому медведь на ухо не наступил, сгоняли туда, чтобы каждую пятницу Михаил Семёнович мог наслаждаться музыкой.

Вот как повезло грызунам с руководителем, всем бы такого!

circle (2)

Мария Рубникович