Порнопублицист всея Руси, падре Аккерман и ведущий блога «Без х*йни» уже в 24 года раздавал советы девушкам, как вести себя с мужчинами (опыта у него хватает, поверьте). Вася Аккерман выучился в Лондоне на кинорежиссера, переехал в Москву, работал на «Дожде», начал писать стихи, потом прозу в «Снобе», Grazia и Peopletalk. Он давно завоевал женские сердца, ведь образ богемного разгильдяя так сильно ему идет, не правда?

Мы поддались синдрому #akkermania и узнали, как Вася жил в йога-клубе, как начал писать, в чем разница между иностранками и русскими, и может ли он простить измену.

Арина: Ты первый, кто хотел назначить интервью на утро…

Вася: Да, я люблю утро. Я встаю раненько и ложусь раненько.

Кристина: Да? О тебе создался некий образ «гуляки»: все время тусуешься, выпиваешь и пишешь.

Вася: Ну, жизнь все время меняется.

Арина: В одном из интервью ты говорил, что пишешь каждый день. Утром дела организационного характера…

Вася: Да, да, именно поэтому все встречи я стараюсь провести до 15-16 часов, а потом сажусь писать.

Арина: Как тебе вообще работается публицистом – тяжело/ легко?

Вася: Сейчас рынок просел. Я немного отложил публицистику, чтобы начать более длинную историю. Это интересно, когда ты пишешь текстов 20-30 в месяц. А дальше речи пишешь, например, Владимиру Владимировичу. (Смеется) В тексте очень мало денег, но очень много уважения.

Арина: Сколько денег?

Кристина: Какой это промежуток может быть? Давай минимальный и максимальный гонорар.

Вася: Сложно сказать, ведь я фрилансер и постоянно нахожусь в зоне риска. Мой текст каждый раз должен быть разъ*бистым, чтобы каждый раз за него платили. В независимости от количества слов, минимум я беру от 10 000 руб.

Изначально я вообще бесплатно писал и постепенно рос.

Арина: Сколько времени тебе потребовалось, чтобы начать писать, и через какое время ты начал столько зарабатывать?

Вася: Я пишу три года. Здесь вопрос даже не в том, когда я начал заниматься публицистикой, а в том, что я начал заниматься текстом. Публицистика начала приносить деньги примерно через год.

Арина: Это был намеренный уход в профессию?

Вася: Это получилось нечаянно. Вообще я режиссер кино по образованию. Все началось со стихов, а потом я пришел в «Сноб» и предложил им снимать видео со стихами. После мне предложили попробовать написать прозу, и это очень резонировало! Я подумал: «Почему бы и нет!». Не надо ходить в офис, с кем-то контактировать. Написал – заработал, не написал – сиди ешь хлеб.

#стихиАккермана с @olerinskaya — Ну вот я такой — резкий, выжигаю напалмом все твои детские ожидания. У меня по жизни два желания — создать ещё лучше и не допустить в организме паники. Больше Бали, Пангана и самоконтроля. Больше валиума. Ну вот я такой — исторченный Будда, но я точно люблю тебя и точно знаю, что буду. Ну, хорошо, давай в рукопашную. Я сто раз это слышала, видела и старалась принять за самое важное. Только каждый раз очень хочется распахнуть окно и выпрыгнуть из башни. Нас опять затопило. Снова нет электричества и конвульсии в районе груди. Я же правда тебя любила… Уходи. #akkermania

A post shared by Vasya Akkerman (@akkermanvasya) on

 

Кристина: Тебе 28 лет, и ты занимаешься фрилансом. Тебя это устраивает?

Вася: Я просто понимаю, что работа в офисе такая же не стабильная, как фриланс. Это иллюзия. Я не хочу работать в системе, только если ей управлять. Меня все устраивает, я не хочу думать: «А что будет через пять лет?», да может я сдохну через пять лет от алкашки!

Мне нужно закрыться дома и писать. Главное – нужно владеть своим вдохновением.

Арина: Это возможно?

Вася: Одна из задач моей работы научиться управлять им.

Кристина: Как это можно делать?

Вася: Смотреть на себя, анализировать. Вот вы учитесь на журналистике, наверняка много читаете – можно писать от знаний. Например, Дмитрий Быков – яркий пример, когда человек пишет и от вдохновения, но больше от знаний. Он машина! Я так, к сожалению или к счастью, не могу.

Кристина: А кем ты мечтал стать в детстве?

Вася: Директором. Так и говорил: «Хочу стать директором, как папа». В принципе я подсознательно этим человеком и стал – director (англ. режиссер).

Кристина: Как ты оказался в Англии? В одном из интервью ты говорил, что в 10 лет тебя просто туда отправили. Что это значит?

Вася: Мне сказали: «Все, ты вырос, у*бывай, сынок». (Смеется) Просто так получилось. Сначала родители отправили меня в летнюю школу, потом еще раз, да и мне там стало комфортно.

Кристина: Что тебе дало обучение там?

Вася: Я смотрю на Россию как иностранец. Когда в 17 лет сюда вернулся, у меня был большой культурный шок. При том, что до этого я жил в Санкт-Петербурге – не в Торжке, но все равно я культурно ох*евал.

Кристина: Что больше всего бросалось в глаза?

Вася: Буквально все: внутренняя несвобода людей… Будем честны – Россия ментально очень сильно отстает, и это можно понять, только пожив за границей какое-то время. Это не значит приехать в Италию на три дня, попить вино и решить: «Все, я видел Европу!» Это можно понять, прожив там хотя бы год, начав жить рутиной.

Арина: Ребята, которые долго время прожили в Лондоне и вернулись сюда, говорили о неискренности людей там, о том, что они зажаты.

Вася: Нет, они тактичны, они уважают личное пространство. У них есть понятие privacy, а у нас его нет. Вот и все. У нас просто разный культурный код.

Арина: Если следить за тобой в соцсетях, то мы видим пафосную жизнь: Патрики, тусовки, выпивка, женщины – жизнь в свое удовольствие. Но ты говорил, что познал все о жестокой Москве.

Вася: Да, надо понимать, что это не просто праздная жизнь. Я вполне себе андеграунд. У меня нет потребности в luxury, как у приезжего из провинциального городка, которому, с*ка, лишь бы это luxury раздобыть. В этом плане я видел все и очень спокойно к этому отношусь. Я могу жить и на 10 000 рублей, и на очень много.

Когда я приехал в Москву, первый месяц жил в подсобке йога-клуба, который начинал работать в 7 утра и заканчивал в 23, а по воскресеньям там пели мантру.

Я единственный, кто все время был на йоге и одновременно ни разу там не был! Я единственный, кто жрал там мясо! (Смеется)

Единственное, представьте, какой поток женщин там был! Это было прекрасно!

Было по-разному. Когда ты занимаешься творчеством и пытаешься отстраниться от материальных дел, то сегодня можешь жить круто, а завтра издание, куда ты писал, говорит: «Извини, чувак, но у нас бюджет урезали», у меня было так недавно. Когда-то были моменты, я голодал и думал, что вернусь в Петербург. Я коснулся дна и начал писать. В тот момент мне нечего было терять. Кстати, самые жесткие тексты пишутся именно тогда, в момент пи*деца или, когда наоборот, все за*бись.

Кристина: Тебе предлагали писать на политические темы?

Вася: Мне предлагали разное. На что-то я соглашался, потому что мне было интересно.

Кристина: А была ли тема, которая тебе не близка, но ради денег ты согласился написать?

Вася: Нет. У меня должен быть интерес.


Блиц:

Самая странная еда, которую ел: Муравьи, личинки, змеи

Любимое ругательное слово: Пи*дец

Если бы была одна супер-способность, чтобы это было? Читать мысли


Арина: До того, как ты стал порнопублицистом…

Вася: Да, я недавно им стал. Я все думал, как себя обозначить? И понял, что занимаюсь порно-публицистикой. Начал думать, о чем в 25 лет я могу написать? Начал ворошить, о чем вообще люди пишут: кого-то интересовал футбол, а меня с самого раннего детства –женщины и секс.

Арина: Ты в Англии наверняка встречался с иностранками. Разница в общении чувствуется?

Вася: Вся разница опять же в коде взаимоотношения. Они просто другие, флирт другой – там тоньше правила игры. И нельзя говорить: немки свободнее. Есть разные немки, англичанки. Единственное, абсолютно отличаются китайки и японки. Все время кажется по их стону, что ты их убиваешь. (Смеется)

Наверное, менталитет, мне больше нравится русский. Там очень сильно феминизм перевалил за равенство. Самый лучший пример: хочешь помочь донести сумку, а тебе говорят, что ты сексистская х*йня. Сами англичане-мужчины этим недовольны. Я думаю, природа все равно расставит на свои места.

Кристина: То есть феминизм ненадолго?

Вася: Это достаточно утопичная история. Это забавно! С точки зрения ухаживаний мне Россия ближе. По своей сути я – доминанта. Здесь вопрос не равенства, а в том, что женщина должна быть женщиной, а мужчина – мужчиной. Возможно, это более консервативно, но мне это нравится больше, чем все то, что происходит там.

Кристина: У тебя есть пример идеальных отношений?

Вася: Что значит идеальных? Как можно ориентироваться на то, что ты до конца никогда не знаешь? Мои родители очень любят друг друга и давно вместе, но у них у обоих очень сложный характер. Да, это модель, которая передо мной, но хотел бы я так жить? Нет. Зачем? Я хочу свою модель.

Зачем себя ограничивать в каком-то опусе. Я живу, живу, живу, и у меня всегда все новое.

Арина: Ты не строишь планов?

Вася: Нет, вообще. Я чего-то хочу и к этому иду. Но конкретного плана, типа «22-го мы летим в Абакан», нет. Три года назад, когда я лежал в коматозе, был полный пи*дец, знакомый прислал фото из Таиланда, написал: «Я тут зимую». И я подумал, что сделаю все, чтобы следующей зимой улететь жить в Таиланд.  И через год улетел туда.

Кристина: Где пишется лучше дома или в путешествиях? У тебя есть место, где ты всегда можешь что-то написать?

Вася: Это дело привычки. Вообще в письме важно перестать замечать все, что вокруг. Дома, конечно, удобней всего. В путешествиях хорошо пишется, потому что постоянно испытываешь эмоции.

Арина: Ты когда-нибудь вступал в отношения ради эксперимента? Просто посмотреть, как поведет себя девушка в той или иной ситуации?

Вася: Это называется секс-шпионажем. (Смеются) Конечно, какие-то эксперименты я проводил, но никак не убивающие ничьи чувства. Это интересно с точки зрения психологии, я много общаюсь с людьми и часто заранее знаю, что человек сделает в следующий момент.

Кристина: Ты изучаешь психологию, что-то читаешь или это приходит с опытом?

Вася: Так выяснилось, что я склонен к самоанализу, могу на себя посмотреть со стороны без всех эмоциональных составляющих. Я, конечно, и книги читал, в детстве меня интересовали философия и психология.

Кристина: К тебе часто обращаются за советом знакомые?

Вася: Очень. И не только знакомые, и в Директ пишут.

Кристина: И часто отвечаешь?

Вася: Раньше да, но это забирает очень много сил. Когда вам пишут один и тот же кейс стопками… устаешь.

У психологов есть три основные проблемы, которые они решают: как замуж выйти, зависть и обида/вина – все. Но они за это деньги берут, а я пока нет. И вот, представляете, например, мне 100 писем приходит: «Как мне выйти замуж?» Ну ты за*бываешься реально отвечать на этот вопрос. «Никак! Тебе – никак!»

Арина: Не собираешься начать свои тренинги?

Вася: Думаю об этом. Просто мне нужен человек, который все будет организовывать. Хоть у меня и есть продюсерское образования, я не люблю заниматься организаторством, всякой по*бенью. Мне нравится творить.

Арина: А книгу ждать?

Вася: У меня материала на две книги с публицистикой и еще на одну со стихами и прозой. Ко мне приходили с предложениями из «Эксмо» и «АСТ», но пока я в раздумьях. Для меня сейчас важнее найти правильного редактора.

Кристина: Ты можешь простить измену?

Вася: Сложный вопрос. Я так ничего и не написал на эту тему, хотя много раз думал об этом.

Очень тонкая грань… Нет, нет, я нет. До сих пор в 28 лет, как и 10 лет назад, отвечу. А смысл? Просто, что есть измена? Если в моей парадигме случилась измена – нет. Как существовать с этим человеком дальше.

Кристина: А если ты изменил? Такое может быть?

Вася: (Улыбаясь) Нет, я не изменяю!

Арина: В одном тексте ты описывал какое-то светское мероприятие, где к тебе подошла девушка с прямым предложением – вы пошли в туалет, где она сделала тебе очень приятно…а на следующих день ты узнал, что девушка была юношей… Художественный прием или правда?

Вася: Пусть это останется загадкой. Меня всегда спрашивают, правду я пишу или нет. Это художественный текст. Не существует ответа «да» и «нет». Я хочу оставить за собой этот выбор.

Арина: Окей. Тогда так – что чувствовал лирический герой после того, как узнал, что это был юноша?

Вася: Да ничего. «Это Москва, – подумал он, – не убили, и ладно!» (Смеются)


 

Блиц:

Где лучше пить в Москве? Если хочешь кутеж – «Клава», одно из любимых заведений – Leveldva

Историческая личность, с которой хотел бы выпить кофе? Земфира


Арина: Как появился образ «Падре Аккермана»?

Вася: Отдыхали с друзьями на яхте в Хорватии, и в каком-то пьяном угаре в компании родился этот образ.

Арина: Ты довольно часто пишешь о боге, упоминаешь… Этот персонаж – насмешка над институтом церкви?

Вася: Нет, это пародия на конкретного человека. На самом деле это история о падре, католике, такая реальность: он не пытается идеализировать людей, он такой же человек. Вы же смотрели «Молодого папу»?

Арина, Кристина: Да.

Вася: Вот. Просто спустил этого человека на землю. Потому что бог должен быть наверху, а человек внизу. Вот и все.

Кристина: Что ты последнее прочитал?

Вася: Читаю Умберто Эко «Как путешествовать с лососем», само название уже прикольное. А вообще я сейчас перечитываю книги, но уже изучая их: Сартр «Тошнота», но вторую книгу не скажу, потому что жадный! Мне интересна квантовая физика, квантовая психология и теория хаоса.

Фото: Анастасия Михеева, Алена Космина, Лиза Славинская, Павел Швай

 

             

Арина Баранова   Кристина Гомзелева